Злая Диана

Диана мчала по Сосногорскому шоссе на своем 5-ом BMW из аэропорта в сторону города. Три дня в Москве, которые она планировала клево провести со своим любимым в столице, обернулись настоящей катастрофой. Бойфренд признался ей что любит другую, после чего объявил что расстанется с Дианой. И вместо трех дней развлечений и кутежа, она проплакала в квартире у своей бывшей одноклассницы, которая переехала в Москву несколько лет назад. Девчонки пили Hennesy, нюхали кокс и все это время Диана выплескивала на свою подругу ту ненависть, которую она испытывала к «этому козлу». С покрасневшим от злобы лицом, она изливала душу — «Нет, ну ты прикинь, какая гнида?! Он ведь даже ничего мне не сказал когда мы говорили по телефону незадолго до вылета! Специально мразь такая, хотел мое лицо увидеть, посмотреть как я расстроюсь. Спал со своей новой, козой этой драной, а мне смс-ки любовные писал, урод.» Когда одноклассница провожала Диану в Домодедово, они просто поддерживали друг друга, такие уже были обе «хорошие». Прилетев в Ухту и хорошо выспавшись в полете, Диана была вновь в хорошей физической форме, но вот злость и ненависть так и бурлили у нее в душе. Она была очень красивой девушкой — роскошные длинные черные волосы, чуть раскосые (наследие деда татарина) изумрудно зеленые глаза, упругая грудь 3-го размера, тонкая талия, отличная попка и длинные, прямые ноги. Проехав центр и свернув в сторону элитного поселка, Диана поддала газу на пустынной улице и на скорости под 150 за считанные минуты долетела до будки с охранником. Она жила в охраняемом коттеджном поселке, с оградой, охраной и красивыми 3-х и даже 4-х этажными частными домами внутри. Отец девушки был менеджер в нефтянке, и ее семья могла себе позволить этот образ жизни — шикарная машина у дочери, огромный дом, прислуга.

Переступив через порог и пройдя на кухню, Диана увидела записку от мамы — «Дианочка, мы на вечеринке у Зимовых, будем поздно. Нас не жди, ложись спать солнышко, ты наверное устала с дороги. Аня приготовила вкусное, загляни в холодильник». Выбросив записку Диана позвала Анну — их домработницу которая работала на семью уже 2 года. «Жрать разогрей» — бросила ей девушка. Анна приехала в Ухту из Горловки еще в середине нулевых. Работала тут, как и у себя в городе, обслугой в кафе, потом поваром у вахтовиков, а несколько лет назад устроилась к родителям Дианы. Платили они лучше чем на ее предыдущих работах, график был нормированым в отличии от кафе, ездить по нефтевышкам с вахтовиками за 10-тки километров тоже не надо было. Анна была достаточно стройная 40-летняя женщина. Ее лицо, некогда очень привлекательное, слегка огрубело во время ее поездок по месторождениям, но все еще сохраняло черты былой привлекательности. Детей у нее не было, грудью она не кормила, и ее небольшая грудь была не обвисшей как у многих женщин ее возраста, а достаточно упругой.

Оставив Анну разогревать ей еду, Диана поднялась наверх, в свою комнату, переоделась там, и уже в трениках и футболке села на кровать глядя на заснеженный двор. Вспомнив Москву и ее неверного бывшего, ее снова наполнила злоба. Она сидела и накручивала себя. Собравшись поесть, она спустилась на первый этаж, но сначала зашла в туалет, и приспустив треники с трусами села на унитаз. Зажурчала струйка, и она на секунду расслабилась. Тут вдруг в ее голову пришла какая-то мысль, это было видно по изменившемуся взгляду — он стал хищным а глаза чуть сузились. Оттолкнув дверь туалета ногой она крикнула — «Аня, а ну иди сюда! Бегом давай!» Домработница выключила духовку и прошла по коридору в сторону уборной. Зайдя вовнутрь она увидела сидящую на унитазе Диану со спущенными штанами и с ухмылкой разглядывающую ее. Анна потупила взгляд. Диана откинулась чуть назад, облокотившись на спинку унитаза и чуть раздвинула ноги. Ее лицо еще больше скривилось в улыбке. «Ну что стала, давай раздевайся! Быстро давай!» Анна подняла голову и встретилась с девушкой взглядом — ее светлосерые глаза с грустинкой смотрели в изумрудно зеленые глаза с дьявольским огоньком внутри…

Анна расстегнула верхнюю пуговицу своей белоснежной блузки, затем вторую, третью. Скинув тапочки, она сняла свои строгие черные брюки горничной, в которых ее хотели видеть хозяева. И вот, она уже стоит в ванной комнате лишь в бюстгальтере и трусах. 40-летняя женщина покорно выполняет все извращенные желания 20-летней студентки! Диана с ухмылкой на лице покрутила указательным пальцем в воздухе, показывая попеременно на лиф и трусы Анны — «Продолжай» — коротко бросила она. Анна ловко расстегнула телесного цвета бюстгальтер, и он упал на пол оголив ее очень белые груди 3 размера почти не отвисшие, что не само собой разумеется для женщины ее возраста. Белизна груди, да и всего тела была не случайна — ведь у уборщицы в Ухте нет денег на поездки в приятные, теплые места где можно позагорать. За лифом последовали аналогичного цвета трусы, и взору Дианы открылась гладко выбритая промежность женщины. Ее половые губы достаточно сильно выпирали, и были хорошо заметны. Оставшись полностью голой перед представительницей «золотой молодежи» города нефтяников, Анна опустила руки по бокам и покорно посмотрела ей в глаза. Диана, продолжая, ухмыляться показала указательным пальцем на пол — «На колени» — сказала она приказным тоном. «И ползи сюда!» Анна опустилась на четвереньки, выгнула спину и неспешно поползла к девушке. Оказавшись рядом с унитазом на котором сидела Диана, Анна подняла глаза и встретилась взглядом с изумрудными глазами Дианы. Та вяла женщину за волосы, собрав их в охапку, и еще шире раздвинув ноги притянула лицо домработницы к своей промежности. В ноздри Анны ударил запах свежей мочи, ведь за минуту до этого Диана пописала в унитаз, капельки еще блестели на ее половых губах. Анна высунула язык и стала облизывать половые губы девушки, затем ввела язык во влагалище и стала «чистить» им все внутри. После чего высунула его и вновь стала «полировать» половые губки. Диана выгнула спинку и томно выдала — «Ууумммм…» Управляя головой женщины, которую она все так же держала за волосы, Диана направила ее язык в область клитора. Анна стала покорно лизать и целовать бутончик девушки, издавая при этом смешные чмокающие звуки. Затем она обхватила ягодицы Дианы руками и засунула свой язык той глубоко во влагалище. Выгнув кончик языка, она стала вращать им внутри, стремясь доставить максимальное удовольствие хозяйской дочке. Диана полузакрыв глаза, с улыбкой на устах сидела на унитазе, чуть вращая тазом и издавая при этом удовлетворенные звуки, как то «Аааххх…, Оооххх…, Умм…»

Затем Диана чуть отодвинулась назад и одной рукой подняла лицо Анны за волосы, а другой взяла из подставки ёршик, который стоял рядом с унитазом. Дав его женщине которая сидела перед ней на коленях, она с ухмылкой посмотрела на нее. «Давай трахай себя им, пока будешь меня лизать. Будешь моей извратной сучкой Аня, можешь тоже словить кайф» — с легкой злобой в голосе промолвила она. Анна послушно взяла у нее ёрш, и сразу вставила его рукояткой себе во влагалище, и начав двигать им внутри снова опустила свой рот к промежности девушки. Та уже не пахла мочой, это был запах женских выделений и безграничной похоти. Увеличив темп Анна стала быстро лизать Диану а ее рука с ершом во влагалище еще быстрее задвигалась у нее внутри.

Неожиданно Диана встала с унитаза, отодвинув Аню от себя. Обойдя женщину, которая так и осталась стоять раком, она взяла полотенце с вешалки, и сложив его вдвое хлестанула Анну им по спине. «Это тебе за то что ты такая развратная похотливая сучка!» — весело обозначила причину удара Диана. После чего снова стала хлестко опускать полотенце на спину и ягодицы женщины, а та лишь мычала после каждого удара. На самом деле больно Анне не было, скорее эти удары доставляли ей лишь легкий дискомфорт. Выпоров свою «жертву» полотенцем, Диана опустилась сзади нее на корточки и взяла у той из рук ёрш, который все это время скользил у женщины во влагалище. Перевернув его щеткой к Анне, она стала медленно вставлять его ей в ее половые органы. Анна несколько раз ойкнула и напрягла спину, за что тут же получила звонкий шлепок от Дины по левой ягодице. «Терпи сучка! Да не ойкай, я же знаю что тебе нравится» — с обычной веселостью в голосе издевалась она над домработницей. Той и правда не было особо больно, скорее страшно, по мере того как ёрш проникал все глубже во влагалище, Анна чувствовала все более возрастающий дискомфорт, но настоящей боли все же не было. Введя весь свой инструмент в тело женщины, Диана быстро высунула его, и ёрш со своеобразным звуком полностью вышел из Анны, которя даже слегка завопила от неожиданности и новых ощущений. «А ну тихо тут!» — прикрикнула на нее Диана, вновь хлестанув Анну ладошкой по ягодице. Затем с улыбкой на лице она имитирую заботливость спросила ее — «Попка еще болит с прошлого раза, аа Анют?» «Нет госпожа» — лаконично ответила домработница. «Ну вот и отлично, Диана всунула Анне ёршик обратно в руку А сама встала над ней скрестив руки на груди. Анна перевернула этот пыточный инструмент рукояткой к своему анусу и ввела его сантиметров на 3 вовнутрь. Диана стоя со скрещеными руками захохотала — «Давай, не робей трахай себя им». Анна чуть высунула ёрш из попки, затем снова ввела его внутрь, на этот раз уже глубже. «Аня пидорас, всегда в жопу даст.» — продолжала ухахатываться студентка.

Довольная своей фантазией и оригинальным, как ей казалось, юмором. Диана обошла Анну со стороны и села на край ванны, широко расставив ноги. «А ну-ка поработай ка своим языком сука у меня. И поживее Анют» — тонко и по деловому бросила она домработнице. Та повернувшись на четвереньках к девушке, как стояла раком, и не переставая трахать себя ершом в анус, приблизила рот к розовой щели Дианы и вновь заработала у нее внутри языком. Девушка облокотилась на край ванной одной рукой, другой взяла Анну за волосы и чуть поддалась ей навстречу тазом. Все эти манипуляции с ершом и порка полотенцем, эти унижения взрослой женщины перед ней, это несравненное чувство власти и конечно проворный язычок Анны обрабатывающий попеременно ее половые губки, клитор и влагалище, заводили Диану все сильней и сильней. Она уже вовсю текла, оставляя свою смазку на подбородке, губах, языке, носе, бровям и лбу женщины стоящей перед ней на коленях. Диана заойкала и стала с особой страстью выдавать из себя попеременные «Ааа…, Ооооо…, Ммммммм…», затем она еще сильней подалась своей киской навстречу ласкающему ее языку, и прижав лицо Ани к своему лону стала кончать, теребя носом домработницы у себя внутри. Издав последнее сладострастное «Умммггг…» она отодвинула Анну от себя, несколько секунд посидела на краю ванной, наслаждаясь полученым кайфом.

Затем она встала, и подойдя к треникам достала из карманчика 5 куплюр по 1000 рублей. Кинув их на спину все так же стоящей на полу с ершом в заднице женщине, Диана весело крикнула ей — «Свободна!», а сама побежала кушать. У нее сегодня было еще много дел: встретится с подружками и друзьями, рассказать про Москву, обматерить в который раз неверного бойфренда, наслаждаться своей жизнью богатой дочки. Ее злость как будто канула в небытие. Унижение Ани, которое она так любила, подарило ей хорошее настроение на долгое время вперед.

Когда за девушкой закрылась дверь, Анна встала с колен, оделась, вымыла ёршик, прибралась в ванной и пошла к себе в комнату. Это был далеко не первый и не второй, и не третий раз когда Диана унижала ее, заставляла обслуживать языком, и делать множество унизительных вещей. Анна не любила это все. Но Анна любила деньги, те 3 или 5 или даже 10 тысяч рублей, которые ей кидала Диана после каждого такого сеанса унижений. На самом деле за свои тайные сессии с дочкой хозяев, Анна получала даже больше денег чем за свою основную работу в доме. А деньги Анна любила. Очень любила…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.