Ванильное доминирование. Часть 2

— Вижу, нравится. Ну, пусть твой ротик пока отдохнет. С этими словами она порвала резинку моих трусиков и полностью сняла их с меня. Скатав из них комочек, она засунула его мне в рот: «не смей выплевывать! А то накажу!».
Она встала рядом с кроватью. Оглядела меня.
— Какая красота! Зрелище, достойное порно фильма с твоего планшета! Но я думаю, что любому фильму нужен зритель? Мм? Как ты считаешь? Я смогла только что-то промычать в ответ. Марина повернулась в угол комнаты и включила торшер. Мягкий желтый свет залил комнату. Предназначенный только для чтения в постели перед сном, он не бил по глазам. Я впервые оглядела номер. Все просто, чисто и стандартно. Трюмо, пара картин на стене, напротив кровати — кресло, а в кресле… О май гад, как говорят американцы!!! В кресле сидел, заложив ногу на ногу Максим Борисович, зам генерального директора нашей компании. Строгие брюки, белоснежная рубашка, рукава закатаны до локтей, хитрый прищур, и бокал виски в руках. Я посмотрела на Марину. Глаза ее блестели. Декольте было расстегнуто, юбка задрана почти до трусиков, так, что виден был край чулок. Дыхание учащено. Я замычала, и активно задергалась, чем вызвала заливистый смех Маринки и ухмылку Максима Борисовича.
— Красивая сучка, Максим Борисович? Марина стояла рядом и предлагала меня как товар. А мужчина, чужой, малознакомый мужчина сидел в ногах кровати и бесстыдно рассматривал меня. Я лежала расставив перед ним ноги, без трусов, с задранным платьем и торчащей одной грудью. Максим Борисович слегка кивнул в ответ Марине, ничего не сказав.
— Ах, какая сучка! Хочу ее! С этими словами Марина подняла свою юбку (трусиков на ней не было), и забралась на меня, спиной к моему лицу. Низко нагнулась, и я почувствовала ее язык на своей вульве. Она лизала мне киску, щекотала клитор языком, раздвигала губки и трахала щелку пальцем. Я сходила с ума от удовольствия и стыда, понимая, что все это действие разыгрывается перед лицом Максима Борисовича. Через какой-то время Марина распрямилась и обернулась ко мне:
— Время и твоему язычку поработать, — она вытащила мокрые от слюны трусики из моего рта, и бросила сидящему мужчине. Я успела заметить, как он взял их в руки и поднес к лицу. Потом я ничего не смогла видеть, так как Марина села мне на лицо. Я чувствовала губами ее тело. Ее палец продолжал трахать мою киску. «лижи меня, сучка» — услышала я. Но я этого не делала. Тогда Марина встала, повернулась ко мне лицом и наклонилась. В ее руках был нож. Лицо было в 20 сантиметрах от моего: «открой рот, дрянь!» Нож уперся мне в горло. Я повиновалась. Марина подвигала губами, и я увидела, как густая слюна из ее рта медленно стекает в мой открытый рот. Марина дождалась, когда слюна полностью стечет. «Вот так-то лучше», и еще раз плюнула мне в лицо. «теперь ты вылижешь мою девочку!» — с этими словами она снова села мне на лицо, на этот раз лицом к голове. «открой рот и вытащи язык». Я не стала спорить, боясь ножа, и стала лизать Маринкину щелку. Это было приятно, необычно, возбуждающе. Не знаю, сколько это продолжалось, пока она не встала, и твердым голосом не сказала:
— Максим Борисович, я прошу вас. Пора. Я увидела как мужчина поднялся из кресла. Марина легла на меня сверху, лицом к лицу. Я услышала ее шепот: «сейчас мне будет очень хорошо…» Затем был звук удара, и тело девушки, лежащей на мне вздрогнуло. Ее губы впились в мои в страстном поцелуе. Еще звук удара. Марина укусила меня за губу и застонала. Я поняла, что Максим Борисович порет ее плеткой по голой попе. Язык Марины без разбора гулял в моем рту, лизал мои щеки, шею… После каждого удара она издавала какой-то животный крик. На 22м ударе ее тело затрясло в конвульсии. Марина ярко, с рыком и стоном кончила. Какое-то время она лежала на мне без движения. Потом я услышала шелест одежды. Максим Борисович расстегивал свои брюки. Я почувствовала, как он разрезал веревки на моих руках, потом властно повернул мою голову на бок, лицом к нему. Так же он сделал и с Мариной — теперь мы лежали щекой к щеке, лицами к нему. Я увидела огромный его член. По сравнению с ним, член моего Павлика был просто крошечным (а ведь я считала его вполне себе). Максим Борисович подошел ближе, и стал трахать Марину в рот. Делал он это яростно и быстро. Его яички били меня по лицу. Я не выдержала, просунула свободную руку вниз, под тело Марины, и принялась яростно себе мастурбировать. Марина пыхтела, ее слюна текла по моему лицу. Я высовывала язык, касаясь им яичек мужчины. Мы с Максимом Борисовичем кончили одновременно. Я — вцепившись ногтями в свои губки, и вставив два пальца внутрь, а он — с рыком, вылил в рот Марине огромное количество спермы. Она отплевывалась, и сперма текла по моему лицу, губам. Мужчина вытащил член, молча застегнул брюки и вышел из комнаты, хлопнув дверью. Наши с Мариной языки сплелись. Мы целовались, лаская киски друг друга, пока не уснули.
Я проснулась в 9 утра. Рядом никого не было. На тумбочке лежал в коробке айфон последней модели и визитка, на которой был написан только адрес и время. «Послезавтра» подумала я и улыбка поползла по моему лицу в предвкушении…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.