Сломанная соска

Глава 1

Вокруг спящей девушки царила тишина, она мирно спала в центре большой кровати, ни что не тревожило её сон, но вдруг что-то разбудило её. Полежав немного, она попыталась открыть глаза, но с удивлением поняла, что не может, ей мешала какая-то повязка, и дотянутся до лица, почему-то не получилось, руки её тоже не слушались, тогда попробовав сесть, она с трудом, но всё же сделала это. Но радоваться было рано, она стала прислушиваться, пытаясь понять где находится и что стало причиной её пробуждения. В окружавшей тишине она не разобрала ничего, кроме стука своего сердца, хотя нет… был ещё какой-то звук, тихое «вррррр», что-бы это могло быть? Повертев головой в поисках источника этого звука… она начала чувствовать его, все нарастая, он шел изнутри, из неё. Его издавали маленькие шарики-вибраторы, которые и стали причиной её пробуждения, они начали движение по тонкому жгутику вставленному в её нежную киску. Сначала медленно и слабо, а затем все сильнее они завибрировали в ней, скользя и отталкиваясь друг от друга, они быстро меняли положение, передвигаясь по жгутику, и эти необыкновенные движения внутри не давали думать ни о чем другом, заставляя её стонать и извиваться в сладкой агонии. Нарастающая с каждой секундой вибрация и быстрые движения шариков стремительно приближала её к пику, стиснув зубы, что бы не закричать она попыталась приблизить этот сладкий миг, но доведя её почти до оргазма, шарики внезапно остановились, ей захотелось плакать, тот кто издевался над ней был очень изощрен, раз за разом доводя её до края блаженства, он прекращал сладкую пытку, что бы через какое-то время повторить всё снова, доводя её до исступления от беспомощности.

Осознав, что происходившее с ней не сон, она откинулась на спину и попыталась прокрутить в памяти произошедшие с ней события. Она не знала где находится и как сюда попала, очнувшись в темноте, она поняла только, что не может двигаться, кто-то связал её руки и ноги. Сначала происходящие показалось ейдурным сном, но проснутся не получалось, затем пришло понимание, что её похитили, она пыталась кричать и звать на помощь, но никто не откликался, она уже начала паниковать, но потом началась эта безумная игра с вибраторами и все остальное отошло на второй план, но больше похититель ничем себя не проявил. Сколько она здесь провела она не знала, время размылось для неё, превратившись в ожидание и безумную гонку с оргазмом.

Лежа в темноте, она думала, что же похитителю от неё нужно, ни больших денег, ни недвижимости у неё не было, политикой она отродясь не занималась, оставалось надеятся, что он сам скажет. Из размышлений её вывела скрипнувшая дверь и прохладный сквознячок прошедший по голой коже.

— Как себя чувствует моя игрушка? — спросил приятный женский голос.

— Кто вы? Что вам от меня нужно? — вместо ответа спросила девушка.

— Я? — удивился голос. — Твоя Хозяйка. Я пришла поиграть со своей новой Куклой.

— Отпустите меня, я никому ничего не скажу, отпустите меня пожалуйста. — взмолилась она.

— Конечно же не скажешь, ведь я тебе не разрешаю. — голос зазвучал более властно. — У меня только послушные игрушки. А теперь замолчи, я хочу поиграть с тобой.

— Я не игрушка, развяжите меня! — ситуация начала походить на абсурд. — Кто вы такая, и зачем я вам нужна?

— Не хочешь слушаться, маленькая дрянь? — в голосе женщины появились злые нотки. — Я заставлю тебя пожалеть об этом. — сказав это обладательница голоса подошла к ней и резко подняла её ноги в верх.

— Что вы делаете? — испугалась девушка.

— Тебя надо проучить, игрушки должны слушаться свою хозяйку. — раздался громкий щелчок, и девушка с ужасом поняла, что не может опустить свои ноги, та кто назвала себя Хозяйкой пристегнула их к чему-то над ней, зафиксировав её в очень неловкой позе. — Ты плохая игрушка, а плохие игрушки нужно наказывать.

— Что вы хотите сделать? — сжавшись на сколько можно, спросила девушка.

— Проучить тебя, что бы несмела мне перечить. — она провела кончиком плётки которую держала в руках по бедру скованной девушки. — Тебе нужно стать очень послушной, ведь ты меня сильно разозлила.

— Пожалуйста, не надо. — взмолилась она. — Развяжите меня, пожалуйста.

Но хозяйка больше не стала слушать нытьё своей Куклы, она размахнулась и нанесла первый удар. С громким шлепком кожаный наконечник встретился с нежной кожей девичьей попки.

— Ай. — взвизгнула она. — Больно! — шлеп, ответом ей стал второй удар. — Хватит! Прекратите! — в голосе девушки были слышны слёзы, но хозяйка её не слушала. Шлеп, последовал третий удар, но вместе с болью пришло ещё одно, уже знакомое чувство, ожили вибраторы, сидевшие в ней, и ждавшие до сих пор. Шлеп, они начали ускорять своё движение. Шлеп, удар проскользнувший по гладкой коже, усилил вибрацию внутри, вызвав стон удовольствия у провинившийся Куклы. Шлеп, гудение моторчиков стало уже отчетливо слышно. Шлеп, перестав жаловаться, девушка замолчала пытаясь отделить наслаждение от боли. Шлеп, уже не не пытаясь, что-то скрыть, она застонала от удовольствия. Шлеп, шарики старались во всю подгоняя её к вершине. Шлеп, пик уже приближался, до него осталось совсем чуть чуть, стиснув зубы, она напряглась всем телом, ожидая долгожданный оргазм.

— Думаю десяти ударов тебе хватит. — сжалилась Хозяйка выключая моторчики и опуская плётку.

— Что? — осознание того, что ей снова не дают кончить, вызвало у девушки почти детскую обиду. — Включите их! — взмолилась она. — Я уже почти кончила.

— Я разрешаю кончать только послушным куклам. — ухмыльнуласьХозяйка.

— Пожалуйста! Умоляю вас! — Ей казалось, что она сойдет сума если еще раз переживет эту пытку.

— Если пообещаешь быть послушной, тогда я их включу. — Хозяйка отложила плетку в сторону.

— Я обещаю. — почти шепотом сказала связанная девушка.

— Не расслышала, что ты сказала? — она хотела полностью сломить её.

— Я обещаю вас слушаться. — уже отчетливей сказала она.

— Вас, это кого? — дожимая последние остатки воли спросила Хозяйка.

— Вас, свою Хозяйку. — дрожащим голосом сказала игрушка. — Умоляю вас, Хозяйка, дайте мне кончить, я сойду сума!

— Ну хорошо! — сжалилась Хозяйка. — Сосчитай до трех. — сев рядом она погладила её по голому животику. — Только не торопись. — Раз. — неуверенно начала девушка. — Два. — ей было страшно, не обманет ли её хозяйка, она же пообещала быть послушной, вдруг она дразнит её, но собрав оставшуюся волю в кулак, продолжила. — Три. — И как только последнее слово слетело с дрожащих губ, пополз вверх и маленький бегунок на пульте в руках у Хозяйки, снова запуская моторчики, но уже не для того, что бы подразнить её, а в награду за послушание. Сейчас она хотела помочь своей новой игрушке получить желанную разрядку, но самой игрушке было очень страшно, она боялась свою новую Хозяйку, слишком много раз, наслаждаясь её бессилием, она останавливала её, не давая дойти до пика совсем чуть-чуть. И вот сейчас она снова извивается и стонет, надеясь, что Хозяйка сдержит слово и готовясь расплакаться если её опять, подведя к грани наслаждения оставят ни с чем. Но её Хозяйка больше не хотела с ней так поступать, ведь хорошим игрушкам полагается награда, а она приготовила ей хорошую награду, еще в самом начале, только начав с ней играть, она заметила, что прямо пред тем как кончить, Кукла очень мило сжимает свои зубки, выдавая момент приближения оргазма. Понемногу поднимая бегунок, и слушая её сладкие стоны, женщина ждала этот заветный момент. И вот в тот самый миг, когда выдавая её, её зубки сошлись вместе, Хозяйка, нажала маленькую кнопочку на пульте, высвобождая максимальную мощь маленьких моторчиков. Связанной девушке показалось будто по ней прошел разряд молнии, он выгнул её спину дугой, заставляя жадно хватать ртом воздух. Мощнейший оргазм, сократил каждую мышцу и напряг каждую связку её тела, ей хотелось кричать, но из горла вырывались лишь сдавленные стоны, она перестала видеть и слышать, весь мир обратился в ничто, осталась только яркая вспышка заменившая собой всё остальное. Потом её затопило море вернувшихся ощущений, она то утопала в нем, то скользила по его волнам наслаждаясь каждой секундой долгожданного удовольствия.

Но все хорошее когда-нибудь заканчивается. Понемногу приходя в себя, она почувствовала на своих бедрах руки Хозяйки.

— Перевернись на живот. — велела она, отстегивая маленький карабин державший ноги. Двигаться не хотелось, очень сильно хотелось спать, но перечить своей Хозяйке она не посмела. Перевернутся без помощи рук и со связанными ногами было очень трудно, да и попка сильно ныла, но покряхтев чуток она сумела лечь на живот.

— Моей Куколке сильно досталось. -нежно сказала Хозяйка, погладив ссадины от плетки. Прикосновение к ним заставили девушку дернутся. — Сейчас тебе станет легче. — Взяв заранее приготовленный крем, она начала обрабатывать ранки. Нежные рукиаккуратно водили по чувствительным местам, гель приятно холодил воспаленную кожу, принося облегчение, невыносимо хотелось спать. Хозяйка ещё, что-то говорила, но она уже не слушала, постепенно проваливаясь в сладкие объятия Морфея.

Глава 2

 

Ей снился очень приятный сон, будто бы она была изящным журнальным столиком. Она любовалась своими тонкими изгибами, гладкой стеклянной крышкой, и стройными ножками, ей очень нравилось чувствовать себя такой красивой и прочной. Она стояла посреди пустой комнаты, где больше никого не было, только она одна. Но вдруг она заметила, что на ней стоит хрустальная ваза, она испугалась, что если ваза сдвинется, то на её крышке появятся царапины, и ей будет больно. Она стала упрашивать вазу не двигаться и не царапать её, но ваза высокомерно молчала и не обращала на её слова, никакого внимания. Тогда она стала умолять её, говорить вазе какая она красивая, какие у нее красивые узоры, и как хорошо в ней смотрелись бы цветы, но ваза снова не отвечала, не обращая внимания и на лесть. Ей стало очень обидно, почему она её игнорирует? Она же ничего плохого не делала, а ваза стоит и молчит. Что-же не так? Может быть она обидела её? Вдруг ваза ничего плохого не хотела, и она зря её обвинила? Что если она её ненавидит? Ей стало очень стыдно, она захотела извинится перед вазой, и сказать, что даже если она немножечко подвигается, то она может потерпеть. Но ваза не захотела слушать никаких оправданий. Не дав ей сказать ни слова она немного сдвинулась. Столик очень испугалась, она решила, что ошиблась в ней. Но ваза не стала делать ей больно, продолжив двигаться, она делала это очень нежно. Немножко щекоча, она скользила по её хрупкому телу от края до края, разжигая своими движениям  у неё внутри очень приятное тепло. С каждым движением,это чувство росло, разливаясь по телу оно вызывало в ней приятное возбуждение и каждое новое движение вазы возбуждали столик все больше.

Перестав боятся, столик полностью расслабилась, она доверилась ей и ждала новых ласк. Но вазе видимо уже наскучила эта однообразная игра, сделав еще пару движений, она остановилась. Очень огорчившись, столик начала упрашивать её продолжить, но ваза снова перестала слушать. Тогда столик решила обиться и сказать ей все, что она о ней думает. Уже приготовившись её ругать, она чуть не задохнулась от нового, очень сильного чувства. Сквозь сон она поняла, что Хозяйка стала покусывать её за сосок, возвращая из мира грез.

— Ах… Хозяйка, что вы… Ах… — Только и смогла выдохнуть она. Попробовав отстраниться, Кукла вдруг поняла, что снова лежит на спине, похоже Хозяйка перевернула её пока она спала, и попа уже не болит, сколько же она проспала? Но времени подумать об этом Хозяйка ей не дала, прикусив сосок, она снова полностью завладела её вниманием. Она пришла поиграть со своей игрушкой, немного подняв голову, она вытянула его, понемногу оттягивая она довела его до высшей точки, и только потом разжала свои зубки давая ему выскочить на волю. Ей захотелось снова послушать нежный голос Куклы, её страстные и беспомощные стоны, но воспротивившись ей, Кукла подавила их, издав лишь несколько тихих вздохов. Не дав Хозяйке желаемого, она определённо напрашивалась на новое наказание. Снова оттянув её сосок, она больше не отпускала его, а тянула до тех пор пока он не начинал выскальзывать сам. Играя так с сосочком, она дожидалась когда Кукла не станет выгибать спину пытаясь помешать ей. Выгнувшись дугой она, как могла постаралась не дать Хозяйке мучать её сосочек снова. Но в этот раз Хозяйка поступила по другому, снова вытянув его до высшей точки, она сдавила его зубами,наказывая непослушную Куклу.Задохнувшись и хватая ртом воздух, Кукла попыталась что-то сказать, но еще раз сдавив сосок, Хозяйка лишила её такой возможности. Но на этом наказание не закончилось. Нужно было её еще немного проучить, теперь играя с сосочком, она вообще перестала его выпускать, крепко держа зубами. Вздохи становились громче и слаще, но Кукла еще сопротивлялась. Ну, что ж она сама напросилась, снова вытянув сосочек, но остановившись на высшей точке, она решила попробовать другой прием, не ослабляя натяжение, она начала покачивать головой, раскачивая сосочек вправо и влево, ломая привычный ритм и без того хрупкой концентрации Куклы. Уже не в силах сдержать рвущиеся стоны она беспомощно закусила нижнюю губу, пытаясь хоть этим скрыть от хозяйки свое наслаждение. Умилившись такому беззащитному жесту, Хозяйка решила сжалится над ней, в последний раз оттянув сосочек она выпустила его. Но получив свободу Кукла снова попыталась отстраниться. Похоже, что бы сделать её снова послушной этого было мало. Но и она просто так сдаваться тоже не собиралась. Хотя в этот раз она использует другую тактику. Кнут не помог, будет пряник.

Выждав немного, давая кукле успокоиться, она подула на на её возбуждено стоящий сосочек. Влажный от слюны, он тут же затвердел. Добившись желаемого, она обняла его губами, принялась нежно сосать, словно соску, лаская кончиком языка. Кукла напряглась всем телом, изо всех сил, стараясь не показывать Хозяйке какое она доставляла ей удовольствие, ведь соски были её самымчувствительным местом. Закусив губу, она что есть сил сдерживала сладкие стоны, но нежный язычок Хозяйки просто сводил её сума. Чувствуя, что сопротивление стремительно Куклы тает, Хозяйка пошла еще на одну хитрость. Неправильно с её стороны было оставлять без внимания другую из её прелестных близняшек. Зажав второй сосочек кончиками пальцев, она слегка покрутила его, снова заставив Куклу задохнутся от неожиданного удовольствия. Теперь работая слаженно её пальчики и язычок, ломали любую оставшуюся у куклы защиту. Постепенно увеличивая темп они быстро несли её к самой вершине. Не в силах больше сопротивляться, Кукла наслаждалась каждым прикосновением своей Хозяйки, отдав себя на волю её ласк.

Но этогоХозяйке было мало, ей хотелось полностью подчинить её. Опустив свободную руку в низ, она нащупала её клитор, помассировав его немного, она прикоснулась к горячей и влажной щелочке. Поводив по ней пальцами, она раздвинула её, просунув внутрь свой шаловливый пальчик. Новые прикосновения, заставили Куклу дернутся, но сопротивляться Хозяйке, она уже была не в силах, расслабившись, она могла лишь надеятся на доброту Хозяйки. Проникший в неё пальчик не долго оставался один, и когда к нему присоединился второй, они скользнув глубже, принялись нежно ласкать её, то двигаясь слажено, то раздвигая её в стороны, то снова собираясь вместе, они касались её горячей плоти, всё сильнее возбуждая её, они выполняли только им понятный страстный танец. Эта новая игра полностью овладела Куклой. Затаив дыхание, она следила за их ласкающими прикосновениями. Совершая ими все более замысловатые па, Хозяйка подгоняла сладко извивающуюся Куклу прямо к вершине. Продолжая ласкать сосочки, она посмотрела на её лицо, искаженное сладкой мукой, и немного замедлила темп, что бы не дать ей достичь оргазма раньше времени.

Прекратив сопротивляться Кукла полностью отдалась Хозяйке. Покорно надеясь, что Хозяйка не помешает ей кончить, она следила за каждым движением её пальчиков, разжигавших в ней пламя. Ускоряясь, они превращали его в пылающий костер, который мог сжечь всё вокруг, но затем, не давая ему выйти из под контроля, замедлялись. Дразня её, Хозяйка делала её томление нестерпимым, не позволяя пламени вырваться, но и не давая ему полностью угаснуть, она мучила её, упивалась её покорным бессилием. И вот наконец доведя её до предела, она уже не смогла сдержать полыхающий в ней огонь. Волна жара прошла по телу Куклы, начавшись от пальчиков Хозяйки, она несла ей долгожданный оргазм. Стараясь не закричать от нахлынувших ощущений, она стиснула зубы, не давая предательскому крику вырваться наружу. Но Хозяйке хотелось послушать послушать её прелестный голос. Дождавшись наивысшей точки, она дотронулась до жгутика, державшего забытые на время шарики-вибраторы. Лишая Куклу последних сил она начала наматывать его себе на пальчик, вращая шарики у неё внутри, обрушив на Куклу поток новых ощущений, многократно усиливая её оргазм. Родившись в груди, и уже не встречая сопротивления из неё вырвался громкий, полный не скрываемого удовольствия крик, так отчаянно сдерживаемый всё это время. Перед глазами Куклы заплясали искры, головокружительно поменявшись местами, верх стал низом, мир снова перестал существовать, уничтоженный мощнейшим оргазмом, остался только огонь опаляющий её беззащитное тело. Но там где он проходил, возникали маленькие частички света, они кружились как светлячки, собираясь в месте, в маленькие солнца, которые растекаясь по телу жидким светом, и заполняя то, что уничтожил огонь. И свет приносил с собой и расслабляюще тепло, уносившее её в безбрежное море неги.

Глава 3

Придя в себя, она поняла, что снова задремала, полежав немного она решила, что Хозяйка опять оставила её, как в прошлый раз, но попробовав сесть, тут же поняла, что ошиблась, когда рука Хозяйки придавила её не давая подняться.

— Лежи, мы еще с тобой не закончили. — сказала Хозяйка, её еще влажные пальцы снова проникли к ней внутрь. Но у удовлетворенной Куклы это уже не вызвало никакой реакции. Но Хозяйке этого было и ненужно, ухватив за жгутик, она начала по одному вытаскивать из неё шарики.

— Зачем вы их вытаскиваете? — удивилась Кукла. — Не трогайте, оставьте их там, не вытаскивайте. — Она уже привыкла к ним, сидя внутри они дарили ей ощущение наполненности, а без них она будет чувствовать себя пустой.

— Не смей мне указывать! — она снова ущипнула её за сосок.

— Ай, ай, ай, простите! — пискнула Кукла, воспаленный после ласк хозяйки он сильно заныл. — Простите меня.

— Простить? — Хозяйка сильнее оттянула воспаленный сосочек. — Мне нужно простить тебя? Простить, за что?

— За то, что я вам перечила! — выгнув спину Кукла попыталась снизить натяжение. — Простите меня!

— А ты знаешь почему я на тебя разозлилась? — нежно спросила Хозяйка, немного покачав сосочек. — Помнишь, кто ты ты такая?

— Ай! Помню! — сильнее выгибая спину взвизгнула она. — Я ваша Кукла! — выпалила она. — Ваша послушная Кукла, пожалуйста, не наказывайте меня!

— Тото же. — она отпустила сосок. — Не волнуйся, я не стану тебя наказывать. — Закончив вытаскивать шарики, она погладила её по животику. — Ты сама себя накажешь.

По спине куклы пробежал холодок нехорошего предчувствия. — Что вы хотите со мной сделать?

— Я хочу просто поиграть с тобой.  — Хозяйка встала с кровати, и отошла на пару шагов, но тут же вернулась. — Не двигайся, тебя ждет маленький сюрприз.

— Пожалуйста, не надо. — заныла кукла. — Не надо, никаких сюрпризов, умоляю! — но Хозяйка снова не стала слушать её нытьё, и в момент когда её грудь перестала колыхаться, быстро зацепила зажимы за её соски. Взвизгнув от неожиданности, Кукла попыталась стряхнуть новый раздражитель, но сделала только хуже, грузики на их концах закачались как маятники, следуя за движением груди.

— Они кусают меня! Что это?! — вскрикнула Кукла, с трудом заставив себя замереть. — Зачем они?!

— Зажимы? Они помогут мне сделать тебя послушной. — сев рядом Хозяйка приподняла пальцами металические грузики. — Каждый раз когда ты меня ослушаешься, они будут кусать тебя.

— Я буду послушной, только снимите их. — взмолилась Кукла, она старалась говорить как можно ровнее, даже дышать старалась медленно, что бы не колыхалась грудь. — Клянусь, я больше не буду вам перечить.

— Замечательно. — отпустив грузики Хозяйка, наблюдала как напряглась Кукла пытаясь не дать им закачаться. — Если будешь меня слушаться, то они тебе не помешают и мы замечательно поиграем, но есть одно маленькое правило, ты поняла какое? — спросила  Хозяйка, и тут же сама себе ответила. — Тебе нельзя двигаться.

— Что вы хотите сделать? — не зная чего ожидать, Кукла сжалась всем телом насколько позволяли веревки, но ответа на она так и не получила, не сказав ни слова Хозяйка тихо встала с кровати и отошла. Превратившись в слух, Кукла попыталась хотя бы по звукам определить, что Хозяйка ей готовит, но услышала лишь стук своего взволнованного сердца. Минуту или две, показавшиеся ей вечностью, ничего не происходило, и это было очень странно и пугающе.

 

— Хозяйка, вы здесь? — слова утонули в тишине. Что же задумала Хозяйка? Её очень тревожило это незнание, но услышать что-то в наступившей тишине она не могла. Мысли роились в голове одна тревожней другой, заставляя сердце стучать все сильнее. Что происходит? Куда она делась? Почему она затихла? Что она хочет? Может что-то случилось? Но тишина молчала, не давая ответа, и пустота вокруг стала проникать в неё, неся с собой страх. Он прошел по позвоночнику, обнял сердце своими липкими пальцами, поднялся к горлу сжав его в комок.

 

— Хозяйка, вернитесь, — дрожь в голосе мешала нормально говорить. — Вернитесь, не оставляйте меня. Я клянусь, я больше ни в чем не буду вам перечит, только вернитесь!

Но Хозяйка молчала, и тишина поглотившая всё, снова безраздельно царила вокруг. Ей стало очень страшно, почему Хозяйка так жестока с ней? С трудом сдерживая панику, она всё продолжала вслушиваться, ни звука, ни шороха, но вдруг, прозвучав в тишине словно пистолетный выстрел, раздался щелчок. Хозяйка была где-то здесь, эта мысль принесла облегчение, но что она задумала? Напрягшись всем телом, она ждала других звуков, или вообще чего угодно, способного помочь понять замысел Хозяйки. Но больше звуков не было, и тишина снова окружила её, как вдруг она почувствовала, кое что еще, странный запах, не горький, и не сладкий, а такой… как будто где-то горела свечка. Осознание пришло мгновенно, но сделать что-то она всё равно не могла, первая капля расплавленного воска уже летела вниз, падая с кончика свечи. Упав на ничем не защищенный живот, она растеклась горячей лужицей.

Пискнув от боли и неожиданности, Кукла инстинктивно попыталась закрыться, дернувшись в сторону, она тут же пожалела об этом, забытые на время зажимы чутко следили за ней, сразу же наказывая её за неосторожное движение. Поздно осознав свою ошибку, она опять попыталась замереть что бы хоть как-то остановить их движения, но передышки, Хозяйка ей не дала, в след за первой горячей каплей, на живот уже летела вторая. Приземлившись в около груди, она породила новую волну колебаний, и сдавленного писка, снова давая возможность зажимам делать свою работу. Чем-то защитится Кукла не могла, начав падать одна за другой капли обжигали её, заставляя дергаться, раскачивая зажимы, она молила Хозяйку остановится и прекратить, но Хозяйка опять её не слушала, усиливая огненный водопад.

С каждым новым движением зажимы сильнее впивались в неё, прокусывая как будто насквозь её нежные соски. Эта колючая боль, разносилась по всему телу тонкими иглами. Доходя до живота, она собралась там в клубок колючей проволоки, протыкая все у неё внутри. Но воск, всё продолжавший капать, не стал мирится с этим, его горячие капли падая на живот, начали плавить колючую проволоку и смешиваться с ней, превращая её во что-то новое. Такое же тягучее и горячее как воск, но не такое обжигающее, оно также пульсировало в месте с зажимам, но не усиливая боль, а наоборот принимая её на себя, делая их укусы менее сильными, и даже приятными. Это удивительное чувство стало обволакивать её, расходясь жаркими вспышками удовольствия. Перестав терпеть боль, Кукла стала наслаждаться ею, сосредоточившись на падающих каплях, каждая из которых давала новый импульс этого безумного чувства.

Не сдерживая себя, она сама раскачивала зажимы, смешивая боль от их укусов с жаром от воска, она почувствовала что вот вот может достигнуть оргазма. Волны накатывали одна на другую, расходясь и сталкиваясь в этой сладкой пытке, и в момент наивысшей точки боли и наслаждения, в груди у Куклы родился крик, он рвался наружу вместе с переполнявшим её удовольствием. Стиснув зубы, она опять пыталась сдержать его, но в этот самый миг, Хозяйка ожидавшая этого сигнала, резко дернула зажимы, снимая их с Кукольной груди. Их последний укус был стремительным и сильным, но в месте с этим, он дарил и великолепное чувство освобождения. Освобождённые соски буквально запели от радости, их больше никто не сжимал и не кусал, блаженство избавления от боли прошло по её телу, давая новый импульс оргазму. Теперь стоны рвущийся из груди было не остановить, это были уже не просто стоны оргазма, а громкие крики переполнявшего её экстаза, они фонтаном рвались изнутри, всё не иссякая. Она не знала сколько это длилось, час, день, а может быть год, время потеряло своё значение, значение имело только это прекрасное чувство свободы.

Но как и всё хорошее, постепенно ослабев, это ощущение сошло на нет, снова сменившись реальностью, она всё ещё беспомощно лежала на спине, связанная и с повязкой на глазах, где-то рядом была её Хозяйка, и в воздухе всё еще пахло воском. После пережитого собраться с мыслями было не легко, но нежный голос хозяйки помог вернуть ясность.

— Ну как, тебе понравилась игра? — наклонившись, она поцеловав её воспалённые сосочки. — Глупышка, я же говорила меньше двигайся, и вот посмотри, что ты натворила.

— Простите, — только и смогла выговорить Кукла, голос немного охрип после криков. — Я не специально, мне стало так хорошо.

— Ладно, я не сержусь, а теперь помолчи. — она положила ей палей на губы. — Сейчас тебе станет легче. — Открыв баночку, стоящую на тумбочке, она стала аккуратно наносить мазь, на воспалённые сосочки. Её нежные руки чудесным образом снимали боль и приносили с собой покой и прохладу. Затем, она очень аккуратно сняв воск, что бы даже случайно не сделать своей Куколке больно, она нежно, едва касаясь кожи,  стала наносить охлаждающую мазь на обожженные участки. — Ну вот и всё, теперь у моей Куколки ничего болеть не будет, — ласково сказала Хозяйка, — а сейчас последний штрих. — наклеив крест-накрест на сосочки пластыри, она полюбовалась своей работой. — Какая прелесть, теперь у моей куколки точно всё пройдет, а сейчас отдыхай.

Хозяйка встала с постели и вышла, закрыв за собой дверь, Кукла в этот момент подумала, что надо бы спросить её надолго ли она уходит, но сил и желания шевелить языком у неё уже не было, её снова одолевала сладкая дрёма.

Глава 4. Пустышка

В этот раз Кукле ничего не приснилось, одолевший её сон прошел так же быстро как и начался. Проснувшись в одиночестве, она немного полежала, собираясь с мыслями, попытаясь представить, что ещё для неё придумает Хозяйка. В голове возникали разные картины, одна извращенней другой, но пытаться угадать, что родится в её безумной сексуальной фантазии, было бессмысленно, оставалось просто ждать. Сосочки больше не болели, а защищающие пластыри, приятно их обнимали, хотя живот еще немного ныл, чувствовала она себя хорошо и прекрасно выспавшейся, повернувшись набок, она стала ждать возвращения Хозяйки.

Просто лежать было немного скучно. Пытаясь себя хоть чем-то занять, она стала вспоминать произошедшие с ней события и сколько безумных оргазмов подарила ей Хозяйка. Она вспомнила, как её долго мучили шарики и порку за непослушание и как Хозяйка, наконец разрешила ей кончить в награду за послушание. От этих воспоминаний она немного возбудилась. Затем она вспомнила, как Хозяйка будила её укусив за сосочек, услужливая память вернула ощущение от её нежного язычка, и то как она оттягивала сосочек своими зубами и её проворные пальчики танцующие вальс у неё внутри. Возбуждение росло, воспоминание о прошедших событиях будоражили кровь, почувствовав влагу между ног, Кукла снова ощутила себя беспомощной, связанные руки не давали ей даже поиграть с собой, «скорее бы Хозяйка вернулась», она с удивление поймала себя на этой мысли, но скрипнувшая в тишине дверь прервала её приятные воспоминания. Сердце Куклы затрепетало, Хозяйка к ней вернулась, что нового она для неё придумает, как она заставит кончить её в этот раз? Не в силах пошевелиться она с нетерпением ждала какую новую игру придумает Хозяйка.

— Марина, ты спишь? — тишину разрезал её приятный голос.

О нет! Только не это! Нет! Нет! И еще раз нет! Нельзя было использовать настоящие имена, это нарушало правила, только Кукла и Хозяйка, зачем она это сделала? Значит, что-то случилось, раз она решила прервать игру, и похоже что-то серьёзное, вряд ли это паук в ванной. Ну почему именно сейчас? Черт! Всё шло слишком хорошо!

— Нет, Кать, не сплю. Что случилось?

— Прости пожалуйста, тебе Алёша звонит.

Стон вырвался у неё из груди, но он уже не имел ничего общего со страстью, подтверждались её худшие опасение, этот дебил опять как-то накосячил, и теперь звонит начальнице, что бы та выручила его.

— Скажи, что меня нет, или лучше просто не бери трубку, пусть сам выкручивается! — ей стало очень обидно, этот придурок, который, сам без подсказки и дышать не мог, теперь решил испортить и её отдых тоже.

— Я и не брала, но он начал звонить несколько часов назад, и звонит до сих пор. Возможно, у него действительно стряслось, что-то серьёзное.

— Ладно, я поговорю с ним, только сними трубку сама, а то у меня «руки заняты». — пошутила она, пытаясь не показывать как ей стало тошно. — Где же он мог накосячить, я же ему сказала просто доставить документы? Алло, слушаю тебя Алёша. — как только трубка оказалась у лица, она услышала звонкий юношеский голос.

— Марина Николаевна, как хорошо, что я до вас дозвонился, — вместо приветствия донеслось из трубки, — а вы трубку всё не берёте и не берёте.

— Я спала. Рассказывай, что случилось. — нужно сначала узнать причину, а потом уже сердиться на него, вдруг действительно ему нужна помощь.

— Мама сказала, только вы сможете помочь, на вас одна надежда, я у мамы спрашивал, она говорить что вы мне поможете, вы добрая хоть и сердитесь часто, она сказала, что она с вашей мамой дружит, а ваша мама…

— ПРОСТО. РАССКАЖИ. ЧТО. СЛУЧИЛОСЬ. — цедя сквозь зубы слова, она старалась не перейти на крик. — Рассказывай, что произошло?! Почему ты звонишь мне в мой выходной, и отрываешь меня от заслуженного отдыха?! — последнюю фразу она всё таки прокричала.

— Хорошо, хорошо, — как будто делая одолжение он продолжил. — Помните документы, что я должен был отвести?

— Да, помню, их не принял заказчик? Его что-то не устроило? — проблема могла быть серьёзной, нужно было всё узнать.

— Нет, дело не в это. — он замолчал, собираясь с силами для следующей фразы. — Они до заказчика не доехали.

— Что? Как? Как это случилось? Где они? Тебя, что ограбили? Ты цел? — в голове возникали картины одна ужаснее другой, он в больнице, в инвалидном кресле, или под капельницей в реанимации, но прерывая мрачный калейдоскоп, в трубке снова раздался звонкий голос.

— Нет, со мной всё в порядке, я цел, просто я потерял их, не волнуйтесь. — «успокоил»её Алёша. Земля ушла из под неё, и в ушах зазвенело, а под повязкой стали прыгать разноцветные искры.

— Рассказывай, как это произошло. — ледяным голосом сказала она, и Алёша как ни в чем не бывало продолжил.

— Я решил доставить их не вечером, как вы велели, а утром, просто мы с друзьями пошли отметить завершение нашего проекта в бар, и доставить вечером я бы не успел, — пояснил он, — а утром когда я проснулся документов не было, я помчался в офис, а вас там нет, и документов тоже нет, мама сказала, что вы мне поможете ведь она с вашей мамой дружит и вы очень хорошая… — но договорить она ему не дала.

— Давай разберём ситуацию по пунктам, — её голос звучал совершенно спокойно, не смотря на бурю у неё внутри. — Первое, ты провалил простейшее задание, вместо того чтобы сделать то, что от тебя просили, ты пошел развлекаться? Второе…

— Но я бы не успел бы сделать и то и другое, а ребята уже собрались и ждали меня…

— НЕ ПЕРЕБИВАЙ!!! — не своим голосом рявкнула она, и уже спокойней продолжила. — Второе, ты пошел отмечать с друзьями подписание договора к которому не имел ни малейшего отношения, и ради которого палец о палец не ударил? И третье, ты потерял важнейшие документы и этим ты поставил на грань краха всю нашу работу, ради которой я сама и все сотрудники работали как ломовые лошади почти два месяца? — она сделала паузу, что бы отдышатся. — Отвечай мне, я не права?! — в трубке царило молчание. — Ну отвечай, так все было?!

— Мама сказала, что вы мне поможете. — с какой-то обидой в голосе проблеял Алёша.

Вот тут её нервы не выдержали. — Слушай, ты!!! Маленький муд… — она колоссальным усилием сдержалась, — маменькин сынок, если я ещё хоть один раз от тебя услышу «мама сказала»я за себя не ручаюсь, и если ты, да-да именно ты, не мама, не папа, не сват, не брат, а ТЫ, не вернешь мне эти документы, я тебя не просто уволю, я уволю тебя с таким волчьим билетом, что даже для того что бы устроиться отскребать жвачку с пола общественного туалета, ты должен будешь получить рекомендацию, минимум начальника управы района, ты меня понял?! — но ответа она так и не услышала, раздался громкий стук, видимо трубка упала на пол.

— Он, что в обморок грохнулся? — удивилась она. — С этого дебила станется. — она откинулась на спину, отдых был окончательно испорчен, теперь нужно было ехать, встречаться с заказчиком и уговаривать его не отказываться от проекта. — Набери Варе, мне нужно с ней поговорить. — Варя, была её лучшей подругой и по совместительству совладельцем их небольшого бизнеса, она была в курсе всех дел и могла помочь. Но не успела трубка отодвинутся от лица, как раздался новый звонок.

— Ну кому еще неимётся, — простонала она, видеть кто звонит она по прежнему не могла. — Это что его мама?

— Нет, это как раз Варя звонит. — Катя  сняла трубку, — привет Варь… нет, не спит… да здесь… сейчас дам…

— Привет, Мариш! — раздался в трубке жизнерадостный голос. — Как настроение, как ваш совместный отдых?

— Всё было просто отлично, пока этот Алёша не позвонил. Он…

— А, так это он тебе звонил? — в своей безапелляционной манере перебила Варя. — А он нам тут устроил целый концерт, с самого утра сидел и звонил, звонил, звонил, наверно часа два, потом когда дозвонился, что-то мямлил в трубку, и вдруг начал краснеть, потом побелел, потом снова покраснел, потом замолчал, снова стал белее мела, и как рванет, перевернул несколько стульев, и чуть кулер не сбил, что ты ему такого сказала?

— Он не доставил документы. — когда словесный поток иссяк, она продолжила. — Вместо того, что бы их отвести, он пошел развлекаться с друзьями, и где-то их просрал.

— Ой. — голос в трубке звучал тревожно. — А я еще подумала о чем-то таком, и еще удивилась, что заказчик мне сам позвонил, ну я соврала конечно, что документы случайно с другим заказом увезли. Он по бузил немного, но пообещал подождать их. А что теперь делать-то, где из теперь искать?

— Какая ты умница!!! — от сердца отлегло, еще не все потеряно. — В столе лежит зеленая папка, копия договора там, заверь её и отвези сама, хорошо? Сколько он согласился подождать?

— Он не сказал, но это было недавно, думаю я успею. — голос зазвучал увереннее. — Не о чём не волнуйся и отдыхай, я всё сделаю. — Варя положила трубку.

— Спасибо тебе, я постараюсь. — сама себе сказала Марина, но настроение продолжать игру у неё пропало, хотелось выть, так тщательно подготовленный и такой долгожданный отдых пошел прахом из-за этого дебила. Слёзы подступили к горлу, она закусила губу, что бы не заплакать, как вдруг её плечи приподняли нежные руки.

— Ну-ну, не куксись, любимая. — сев сзади, Катя обняла её, прижав к себе, спину начало приятно холодить прикосновением холодного латекса, ей не нужно было на неё смотреть, что бы понять, что на ней надето, это был её любимый костюм госпожи, специально сшитый на заказ к её дню рождения, Марина немного улыбнулась, вспоминая сколько тогда было радостного визга.

— Зачем ты его вообще у нас держишь? — спросила Катя, опустив голову ей на плечо. — Вот вернёмся, я сама подготовлю документы и ты его больше не увидишь.

— Это сын маминой подруги. — объяснила она. — Он такой хороший мальчик, — передразнила она голос своей мамы, — Он быстро учится, ему просто опыта не хватает, тьфу, чтоб я еще хоть раз её послушала.

Крепко обняв, Катя нежно поцеловала её в шею. — А что тебе снилось? — она решила сменить надоевшую тему. — Ты так мило, бормотала во сне.

Марина улыбнулась вспоминая тот странный сон. — Мне снился сон про нас.

— Эротический? — лукаво спросила Катя, покрывая поцелуями шею она постепенно опустилась на плечи.

— Ага, эротический. — Марина хихикнула. — Ты была вазой!

— Я? Вазой? О, Господи. — Катя на секунду опешила. —  Боюсь представить кем же тогда была ты?!

— Я была журнальным столиком. — она поудобнее устроилась в объятиях любимой, хорошее настроение потихоньку возвращалась к ней. — Ты гладила меня по крышке скользя по мне туда-сюда, это было очень приятно, а потом, ты как цапнула меня за сосок и я проснулась.

— Ааааа, я поняла. — теперь Катя тоже засмеялась. — Я гладила тебя по животику, что бы разбудить, но ты ни как не хотела просыпаться, а я знаю, как ты любишь когда я играю с твоими сосочками, вот и пришлось использовать «секретное оружие».

Вспомнив её нежный язычок, Марина снова возбудилась. Катя была необыкновенной, доброй и ласковой в обычной жизни, но строгой и властной в постели, её любимая и её Хозяйка. От этих мыслей ей опять захотелось продолжить игру, но как это сделать она придумать не могла.

— Ну ладно, я не хотела рассказать тебе до обеда, но раз пошла така свистопляска, расскажу сейчас. — Катя хитро улыбнулась. — Помнишь свою соску?

— Ой, и не напоминай. — соской, она называла любимый Маринин кляп-намордник с силиконовым шариком, чем-то действительно напоминавший детскую соску, у него недавно порвалась застёжка. — Жалко так.

— Ну так вот. — продолжила Катя, её голос почему-то звучал торжественно. — Помнишь, я ездила к маме, помочь разобрать чердак?

— Да, помню.

— И угадай, что я там нашла? — Она просто излучала самодовольство.

— Что? — сердце Марины затрепетало, видимо это было, что-то очень хорошее, просто так Катя бы об этом не упомянула.

— А нашла я. — Она сделала драматическую паузу. — Старую кожаную сумку, с точно такими же застёжками!

— Ты починила его?! — от радости сердце чуть не выпрыгнуло.

— Да, это было делом техники. — Голос Кати лучился от гордости.

— Так неси же его скорее! — она очень по нему соскучилась, его силиконовый шарик был с секретом, он на самом деле состоял из нескольких шариков поменьше и при движении языком плавно его обтекал, создавая эффект французского поцелуя.

— Ты смеешь мне указывать? — спросила Катя, с обычной лёгкостью возвращаясь в образ Хозяйки. — Я тебя за это проучу, маленькая дрянь. — она надавила на пластыри защищающие соски.

— Ай, ай, ай, простите меня! — пропищала Кукла, Хозяйка снова вернулась, и теперь хотела поиграть с ней.

— Простыми извинениями, тыне отделаешься. — она начала делать пальцами круговые движения, наслаждаясь её нежным писком. — Тебя ждет серьезное наказание. Твой выходки, меня порядочно достали!

Хозяйка резко встала, уронив Куклу на кровать, и чем-то зашуршала. Кукла догадывалась, что Хозяйка собирается взять, но когда она вернулась, она вдруг резко подняла её за ноги, зацепив их за что-то сверху, но немного выше чем в прошлый раз.

— Пожалуйста, не бейте меня. — взмолилась Кукла, вспомнив, что Хозяйка делала с ней в этой позе, но Хозяйка не ответила, сев рядом она положила её голову себе на колени.

— Замолчи и открой рот. — велела Хозяйка.

— Простите меня, я буду послушной. — Кукла очень не хотела что бы Хозяйка снова побила её.

— Я велела тебе замолчать. Ты снова хочешь меня разозлить? — она нажала пальцем на заклеенный сосочек, но звуков кроме участившегося дыхания от Куклы не услышала. — Молодец. — она убрала палец. — Но тебя всё равно пора заткнуть. — она дёрнула её за подбородок. — Открывай рот. — повелительно сказала она, но так и не смогла сдержать довольную улыбку, вставляя силиконовый шарик в её доверчиво открытый ротик. Ей безумно захотелось снова обнять её, но она поборола себя, нельзя выходить из образа, она и так уже сильно огорчила свою любимую. Всё, хватит терять даром время, она взяла себя в руки, пора начинать. Взяв тюбик со смазкой, она аккуратно вставила его кончик прямо в её нежную попку, обильно смазывая всё вокруг и внутри.

— Мымф? Мф мфы мффафф? — заволновалась Кукла, она хотела спросить Хозяйку, зачем она это делает, но силиконовый шарик во рту никак не давал языку двигаться, и получались только жалкие, нечленораздельные звуки.

Но Хозяйка и так прекрасно её поняла, взяв с тумбочки продолговатый предмет, она нежно провела им по её ягодицам. — Я же сказала, что собираюсь заткнуть тебя, — она хитро улыбнулась, — но неужели моя глупенькая Куколка решила, что я ограничусь только её милым ротиком? — она надавила кончиком на розовую дырочку, — тебя нужно проучить, что бы несмела дерзить мне, хорошие игрушки должны быть послушными. — она надавила сильнее, вводя анальную пробку. Пробка легко вошла в хорошо смазанную попку, но Хозяйка специально вводила её очень медленно, то останавливаясь, то немного вытаскивая, она с наслаждением наблюдала, как беспомощно извивается Кукла у неё на на коленях. — Ну а теперь, — Хозяйка перешла не менторский тон, когда пробка полностью вошла, — перейдем к твоему наказанию.

— Мыфмм!? — удивилась Кукла, разве штука в её попе это еще не наказание? Что придумала Хозяйка хуже чем это? Мысли снова начали роились в голове, рисуя страшные картины наказаний, которым может подвергнуть её Хозяйка, пока их не прервал тихий, немного свистящий звук, с которым воздух выходил из груши, сжатой рукой Хозяйки. Он направился в маленькое отверстие ведущее в центр анальной пробки и сразу же принялся раздвигать тесное пространство своей маленькой камеры.

Мысли в голове Куклы стали путаться, она попыталась сосредоточиться, но растущий шарик внутри не давал собрать их во едино, чувство наполненности о котором она еще недавно сожалела, вернулось, но совершенно не так как она ожидала, она захныкала, умоляя хозяйку прекратить, но Хозяйка осталась глуха к ней. Давление внутри постоянно росло, и Кукле уже стало казаться, что она вот вот лопнет, она снова захныкала, уже самым жалким образом каким только могла, но на Хозяйку это опят не подействовало, продолжая сжимать грушу, она наслаждалась властью над ней, Кукла мычала и хныкала, но остановить её она была не в силах, и только накачав балон до предела, Хозяйка остановилась.

Отстегнув трубочку, она погладила по вздувшемуся как шар животику, — ну вот и всё, а теперь ты должна хорошенько подумать о своём плохом поведении, когда я вернусь мы с тобой серьёзно поговорим. — хозяйка встала с кровати, но подойдя к двери остановилась. — ОЙ! — она театрально всплеснула руками, — какая же я глупая, я забыла о твоей последней дырочке, ну ничего, сейчас исправим, — вернувшись, она погладила по быстро намокшей щелке Куклы, — какая же я глупая, — повторила она, засовывая внутрь два пальчика.

Кукла вся напряглась, она ожидала, что ей станет больно, ведь внутри у неё стало совсем тесно, но пальчики, легко скользнув внутрь, принялись ласкать её, скользя вперёд и назад,очень нежно касаясь чувствительной плоти. Её охватило невероятное чувство, пальчики Хозяйки, такие нежные и изящные, стали казаться ей просто огромными, накачанная пробка в её попе, натянувшая всё внутри, каким-то образом усиливала удовольствие от прикосновений, и они как будто заполняли её всю целиком и одновременно касались всех самых её чувствительных мест. Раздвигая всё внутри, они терлись о внутренние стенки, сводя Куклу сума, ей хотелось кричать и вырываться, но она была совершенно беспомощна. Сейчас, лишенная голоса, лишенная зрения, висящая за ноги в этой нелепой позе, она испытывала, наверно самое невероятное удовольствие в своей жизни, а пальчики всё ускоряли и ускоряли свои движения, проникая всё глубже. Сделав неаккуратное движение Хозяйка случайно надавила на шарик, но Кукла не обратила на это внимание, она уже ощущала приближающийся оргазм. Но к силе с которой он пришел в этот раз, она оказалась совершенно не готова.

Накрыв её безумной волной, он оказался таким, для чего слово «оргазм»был лишь частичным описанием. Вспышка молнии прошла сквозь неё расколов весь мир на много маленьких кусочков, все её чувства перемешались и обострились до предела, зрение стало вкусом, а запахи стали чем-то, что можно потрогать и только её слух остался собой. Она слышала раскаты грома, которые были звуком её безумно колотящегося сердца и громкие крики, вырывавшиеся из её собственной груди. Перемешанные чувства, подгоняемые волнами экстаза, собирали из кусочков вокруг неё новый непривычный мир, в котором у разума не было власти, где не было привычных рамок и границ, где всё было чуждым и непонятным и только внутри себя она чувствовала что-то знакомое и родное, ни на секунду не останавливаясь Хозяйка продолжала ласкать её, и постепенно движение её нежных пальчиков и вызвавшее перегрузку её восприятия, начало возвращать всё обратно.

— Ну что? Тебе понравилось? — спросила Хозяйка, когда Кукла чуть-чуть успокоилась. Она хотела ответить Хозяйке, что чуть не сошла сума от удовольствия, но кляп пропустил только удовлетворённое мычание.

— Вижу понравилось, — Хозяйка сама была довольна произведённым эффектом, — но есть маленькая проблема, — добавила она трагическим голосом. — я так тебя и не заткнула, а значит твоё наказание не закончено.

Сердце Куклы сново испуганно застучало. Что? Почему? Разве этого было недостаточно? Что Хозяйка еще задумала?

Но хозяйка будто бы не замечая её волнения, как не в чём не бывало продолжила. — Но у меня есть решение, — она снова чем-то зашуршала, но в этот раз Кукла побоялась строить догадки, — нам поможет, — она снова сделала драматическую паузу, сердце Куклы застучало как бешеное, — нам поможет, мой маленький друг! — торжественно сказала она доставая гладкий резиновый вибратор.

Её «маленький друг», на самом деле был совсем не маленьким, вставив его на всю длину, Хозяйка снова залюбовалась как Кукла беспомощно заёрзала и захныкала, но жалеть её было не в её планах, наказание окончится когда она сама так решит. Надавив пальчиком на основание, она погрузила его немного глубже, и ласково спросила — ну как, тебе нравится? —  Кукла заскулила, прося пощады, эта большая штука давила на шарик, снова поднимая бурю едва успокоившихся ощущений, теперь она действительно была заполнена вся.

— А у меня для тебя сюрприз, — встав с кровати, Хозяйка обошла её любуясь на прекрасную картину, — точнее у моего маленького друга, — она взяла в руки маленький пультик, — хочешь узнать какой? — Кукле очень не хотелось знать какой, но она могла только снова беспомощно захныкать, — у него есть одна маленькая функция, — Хозяйка нависла над ней, — он может заставить тебя забыть обо всём! — ей безумно нравились такие моменты,сейчас она могла сделать с ней всё что хотела,и дразня её неизвестностью, она испытывала ни с чем не сравнимое наслаждение от чувства абсолютной власти над ней. Положив ей руку на грудь, она почувствовала как трепещет беззащитное сердечко, — приготовься, — шепнула она ей на ушко, нажимая кнопочку на пульте, — а сейчас наслаждайся и хорошенько подумай над своим поведением, — уже громче продолжила она, но Кукла её не слушала, от нажатия кнопки ожил моторчик скрытый в «маленьком друге», он включился сразу на полную, без разгона и подготовки, действительно заставляя забыть обо всём остальном. Кукле вспомнились шарики-вибраторы которыми Хозяйка мучила её в самом начале, их вибрация была нежной и деликатной, а вибрация этого монстра заставляла её выть и кричать от лавины безумного удовольствия, обрушивающихся на неё с каждым тактом его могучего мотора. Всё, что было с ней до этого померкло в сравнении с этим, оргазмы шли чередой, неутомимый моторчик, щедро обрушивал их на беспомощную Куклу, но уже почти теряя сознание, Кукла неожиданно почувствовала себя одиноко, неужели Хозяйка правда бросила её и оставила совсем одну, ей стало очень одиноко, и захотелось плакать, но прогоняя грусть и слёзы, по щеке её погладила нежная рука Хозяйки. Какое же это счастье, что они есть друг у друга.

Послесловие

Когда Варя позвонила во второй раз, рассказать об успехе операции, Хозяйка уже вдоволь наигравшись со своей Куклой, мирно дремала на её плече, и Кукле пришлось разговаривать самой. Горячий душ и страстные поцелуи вернули ей немного бодрости, но не надолго, мучая всю ночь свою любимую в этом ролевом похищении, сама она бросить её и лечь спать не могла. Её любимая могла быть сколь угодно крепкой и несгибаемой для всех невзгод мира, но вовремя их игр, она была её беспомощной Куклой, полностью зависевшей от неё и оставить её без присмотра она не могла.

Погладив Хозяйку по шелковым волосам, Марина услышала она что-то пробормотала сквозь сон, сильнее прижавшись к ней и снова сладко засопела, — как же мне повезло встретить тебя, — с любовью, подумала она, прижав её к себе — как же сильно я тебя люблю. — Память снова услужливо начала восстанавливать перед ней их сладостные совместные моменты, их игры, момент их первой встречи. Марина улыбнулась вспомнив тот замечательный день.

В то прекрасное утро случилось два замечательных события…

Продолжение следует.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.