Сестры. Глава 3

Глава 3. Обед.

Свежий летний ветерок устремился навстречу, приятно освежая намокшие глаза, и немного рассеивая страх. Из-за дрожащих колен, она с трудом спустилась на улицу и теперь искала глазами черный фургон. Вибратор в ее киске то и дело включался, одаривая новыми волнами возбуждения. Ножками она ощущала, как из ее щелочки стекают капельки. Трусики совсем намокли и уже не могли сдерживать влагу, особенно после посещения кабинета Анастасии Федоровны.

О начальнице и ее кабинете, ее затуманенный мозг вспоминал отрывками. Сейчас она лишь благодарила судьбу, что стоит на улице, а не лежит грудью на столе. И она старалась больше не вспоминать, как вернулась начальница от двери уже с плёткой. Как она взвизгнула от боли и неожиданности, ощутив жжение – это плетка обрушилась на нежную попку. Как второй удар пришелся чуть выше и принес с собой еще больше боли.

— Терпи, шлюха, – услышала она тогда в ответ на свои стоны.

От третьего удара ее попа была спасена телефонным звонком по внутреннему.

— Да, Петр Васильевич. – Анастасия Федоровна нахмурила свой конопатый носик. Она всегда так делала, когда разговаривала со своим начальством. – Да. Готов. Я только распечатаю и поднимусь к вам.

С нетерпением бросив телефон, начальница также рывком за волосы подняла Свету.

— На этот раз тебе очень повезло, тварь. – сказав это начальница облизала ее лицо от подбородка до глаза. – Но завтра мы продолжим. Одевайся и уматывай работать, завтра в восемь утра жду тебя в своем кабинете!

Мало что понимая, и чуть не плача, она неловко одела трусики на красную от ударов плёткой попку, поправила юбку, и понурив голову вышла из кабинета.

Теперь, сквозь мокрые глаза и закрученные волосы, прикусив верхнюю губу, чтобы не выдать вырывавшиеся стоны, она увидела машину, о которой говорилось в письме.

Раздвижная черная дверь отъехала перед ее носиком. Внутри полумрак.

— Заходи! Не стесняйся. – голос, который она уже успела возненавидеть.

Покорно согнувшись, чтобы не стукнуться о потолок, она вошла. После яркого полуденного солнца, полутьма в машине казалась кромешной, и она не сразу смогла разглядеть происходящее.

Чьи-то руки толкнули ее вперед, заставив упасть на четвереньки.

— На колени перед своими хозяйками, сука. – включился неяркий свет и перед собой она увидела сестер. – Запомни навсегда своё положение перед нами и обращайся только со словами Госпожа или Хозяйка.
Они сидели перед ней на небольшом диванчике, удобно пристроенном у задних дверей фургона. Одеты сестры были в короткие, очень короткие, коричневые юбочки, без трусиков и в облегающие такие же короткие топики, из-под которых торчали маленькие аппетитные сисечки. Стены внутри салона были обшиты черным бархатом, больше разглядеть было нельзя.

— Ты поняла? – гласил ей грозный голос.

— Похоже она не понимает тебя, сестра. – вторил второй.

Ей показалось, что она увидела звездочки в глазах от боли, что ощутила после этих слов. Острый каблук второй сестры впился ей в кисть с тыльной стороны. Второй рукой она хотела потянуться, но тут же получила по нему удар другой ногой. Осталось только взвыть и упасть на пол.

— Пожалуйста, — вымолвила она. – Мне больно.

— Обращайся как положено шлюхе-рабыне. – И каблук с новой силой продавил руку.

— Госпожа, пощадите. – просипела она, плача от боли.
Только после этого сестра пощадила ее и убрала каблук.

— Ну вот так лучше, Светик. – весело улыбаясь сказала хозяйка. – Теперь ты знаешь, как к нам правильно обращаться и кого бояться. Меня будешь звать госпожой Линдой, а мою сестру госпожой Мирандой.

Тяжело дыша, обняв больную ладонь другой рукой, она сидела на коленях и даже не заметила, когда машина поехала. Сейчас же она чувствовала, как фургон немного потрясывает на дороге. Две сестры были исключительно похожи друг на друга. Одинаковые прямые черные волосы чуть ниже плеч, молодая гладкая кожа, небольшая грудь второго размера, ростом где-то метр пятьдесят. Единственным отличием сестер была небольшая черная родинка на шее, чуть ближе к плечу. Таковой не было у Миранды.

— Давай посмотрим, как тебе понравился наш подарочек. – сказала Линда. – Раздевайся, шлюха.

Плохо слушавшимися ее пальцами, она попыталась расстегнуть пуговицы рубашки. Не выдержав, госпожа Миранда опустилась к ней на пол.

— Давай я тебе помогу, моя сладкая. – И начала расстегивать рубашку.
Закончив с пуговицами, она бережно сняла с нее рубашку, оставив в лифчике. Его Миранда срезала ножом и выбросила в дальний угол салона. Груди почувствовали чужие руки. Они безапелляционно ласкали ее тело, надавливали на соски и всячески мяли. Потом ее поставили на четвереньки и сняли юбку, оставив в трусиках.

— Ух ты! Ты только посмотри, сестренка, как тут у нас интересно.

— Да уж. – вторая госпожа присоединилась к первой. – Оказывается наша сладкая сучка уже вся в изнеможении течёт.
Сняв и трусики, из нее вынули вибратор и засунули ей в рот. Она так и стояла – раком с торчащим изо рта фаллоимитатором, когда одна из сестер достала свой телефон.

— Я хочу эту фотку себе на рабочий стол. Смотри на меня, шлюха!
Сняв эту сцену, хозяйка Линда устроилась рядом с ней, показывая получившееся фото.

— Смотри, какая ты тут хорошенькая. Я обязательно пришлю ее тебе. Ты же этого хочешь? – ехидно морща глазки спросила Линда.

— Да, госпожа, — не веря своим ушам ответила она, когда специально для ответа у нее изо рта был вынут фаллос. Она видела, как в это время на телефоне уже был включен режим видеосъемки и ее ответ снимался на видео. Фаллоимитатор при этом выглядел как микрофон у губ.

— Скажи, Светик, кто ты? Только ответь правильно. – когда сестричка говорила, два хвостика на голове скакали под движения головой.

— Я шлюха. – едва сдерживая слёзы пролепетала она.

— Что, прости? Тебя плохо слышно. Будь добра, повтори громче, чтобы тебя услышали.

— Я шлюха.

— Прекрасненько, зайчик. А чего ты хочешь?

Она никогда не испытывала подобных чувств. Оно возникло где-то глубоко внутри, поднялось, расплющивая все на своем пути. Оно пронзало каждую клеточку тела, словно отторгая его от души. Оно принесло понимание, что она больше не принадлежит себе. И что самое пугающее, и тем не менее, заставляющее испытывать необычайное наслаждение, она приходила от этого в экстаз. Даже нечто большее, чем экстаз. Дрожь теперь пробивала всё тело до костей, ей хотелось повиноваться и быть самой послушной рабыней в мире.

— Хочу быть вашей рабыней навеки, госпожа. – повторила она голос своего чувства, — Прошу, накажите свою непослушную шлюху. Я ваша.

— Ого. – раздалось где-то сзади. – вторая ее госпожа, услышав все это, казалось была поражена.

— Да, сестренка. Мы выбрали себе прекрасную шалавку. И она хочет, чтобы мы ее наказали. Что будем делать?

— Думаю начнем с наручников, а там видно будет.
Ее поставили вновь на колени и наручниками сковали руки за спиной. Первая сестра легла перед ней, раздвинув ножки, оголяя намокающую щелочку, и потянула за волосы ее голову между своих ног.

— Давай, девочка. Ублажи свою хозяйку. Аааах.
Она старалась. Действительно старалась сделать все как можно лучше, хотя до этого в жизни ни разу не делала куни. Она заставляла свой язычок работать до судорог, ей хотелось понравиться госпоже.

— Ааааах. Ааааа. ДА, шлюха, еще. – хозяйка начала двигаться в так ее движениям, когда язычок, бурно пропитавшись соком влагалища, проникал глубже или наоборот, ласкал клитор.
Вторая госпожа, стянув со своей сестры топик, уже ласкала язычком юную упругую грудь.

Машина внезапно остановилась, и открылось небольшое окошко к водителю.

— Полиция, госпожа. – произнес мужской голос из окошка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.