Королева ВУЗА!

Когда мне было 20 и я училась в педуниверситете у нас в общежитии проживал один парень. Парня звали Илья. Примечательным в нём был его рост – 191 см и, пожалуй, начитанность и редкое для молодого возраста умение трезво оценивать жизнь и многих окружающих людей. Если он начинал говорить – то говорил он со знанием дела. Был вежлив со всеми. Про таких говорят – умеет культурно послать нафиг.
Учёба тем не менее у него шла средне – он не был излишне трудолюбивым. С девушками как-то тоже не ладилось – причина, скорее всего, была в его росте и неумении отделять личное пространство и в манере общения – он всегда улыбался, когда говорил, из-за чего многим казался похожим на маньяка, что его очень расстраивало. Однако я с ним особенно не общалась, ограничиваясь дежурными фразами стиля «привет-как жизнь-всё норм-у тебя как-да тоже».

Однако неожиданно ситуация изменилась. Причём не в лучшую сторону.
В универе училась одна девушка. Из богатой семьи. Семейные отношения были достаточно мутными – сначала мать её вроде развелась с отцом и вышла замуж за богатого бизнесмена, который… скончался в ДТП. Через год после ДТП мать снова сошлась с отцом, который, кстати, тоже был бизнесменом, но стал после этого втрое богаче, чем был. Детали бизнеса были никому не известны – Мира (так звали девушку) обычно в ответ на вопросы, спрашивала – «С какой целью интересуетесь?»,а потом советовала не задавать лишних вопросов.
Мира (а точнее – Мирьям – таково у неё было имя) была ростом около 188 см, с мускулистыми, но от этого не менее изящными руками (она занималась каким-то хитрым видом борьбы), грудью размера четвёртого, достаточно стройной для спортсменки фигурой. Отец у неё был армянин, мать – еврейка, и эта смесь неожиданно удачно отразилась в дочери, придавая ей красоту и очарование. Но это не было очарование милой и доброй девушки. При виде её глаз все без исключения чувствовали желание как минимум встать смирно, как солдаты в армии на построении и ждать приказов.Я подозревала, что она может гипнотизировать. Она любила автомобили, особенно свой, название которого все девушки, хоть как-то контактировавшие с ней, запоминали почему-то моментально — Mercedes-Benz GL 63 AMG. На айфоне у неё был выбит герб России. Она носила часы Rolex Cellini Date. Носила она свитеры чёрного или тёмно-серого цвета, синие джинсы и армейские берцы, только зимой могла прийти в чёрных обтягивающих брюках и меховых сапогах. У неё длинные прямые чёрные волосы, тёмно-синие глаза, слегка пухлые губы. Сумке предпочитала рюкзак.

Нечего и говорить, что она считалась мажоркой. Но я лично считаю, что такое определение для неё было бы слишком простым и банальным. Она могла пойти в клуб, но… при этом, если не было танца, она попросту засыпала – и это невзирая на громкую музыку! Подруги… их было трое, но из троих ОДНА была из богатой семьи – модель Мария (кстати, тоже нетипичная – блондинка ростом 175 см, но слегка пухлая и с крупными формами, не длинноногая худышка). Вторая, Евгения, была обычной студенткой, правда, у неё была тяжелобольная мама и не было отца. Что могло их свести вместе с Мирой? Я подозревала, что дело как раз в семьях – у обеих была непростая ситуация. Кстати, третья, Кристина, была так же из малообеспеченной семьи. Работала официанткой в кафе, будучи опять-таки студенткой. Дружба их тоже была странной. Скорее – это было похоже на организованную группу по интересам. Террариум единомышленниц. Тоталитарную мини-организацию. Руководила всем Мирьям. Мария, Евгения и Кристина сопровождали её повсюду. У них резко появились деньги. Когда на Кристину попыталась наехать одна из университетских студенток, то после этого та студентка попросту… исчезла. Бесследно. В универе не появлялась. А все до единого поняли, что с Мирьям и её бандой лучше не связываться. В учёбе Мирьям была отличница. Училась, как ни странно, на бюджете, на факультете… юриспруденции. Я представляла, что будут чувствовать преступники, оказавшиеся с Мирой недине в какой-нибудь допросной. Говорили, что Мирьям как-то избила в драке сразу трёх напавших на неё с целью поживиться часами мужиков, да так, что одного потом откачивала реанимация, а на Миру чуть было не завели уголовное дело.

Тем более для меня стало искренним шоком то обстоятельство, что ранее упомянутый Илья стал… с ней встречаться. Причём столкнулись они друг с другом в стловке. Не поделив очередь. После окончания пар Кристина и Женя из Мириной банды на глазах у всех студентов, находящихся в тот момент на парковке, запихнули Илью в Mercedes-Benz GL 63 AMG (под красивым номером Х 707 ХХ). Однако на следующее утро Илья… спокойно приехал в универ на это же авто. Подстриженный, пахнущий дорогими духами и в костюме с галстуком. До этого он всегда носил свитер и джинсы. Более того, выходя из машины, они с Мирьям поцеловались! В губы.
С этого момента Илья по сути стал неприкасаемым. Его всюду сопровождала кто-либо из Мириной банды. Если они были вместе – то все трое девушек буквально прикрывали сладкую парочку от посторонних. Как телохранители. С другими студентами Илье ыло позволено общаться, но когда одна из девушек, которой Илья помог с заданием (а после начала отношений с Мирой он стал отличником и начал посещать качалку) его в благодарность обняла, то уже вечером она была аккуратно посажена в «чёрный воронок». На след. утро она с отсутствующим выражением лица появилась в универе и ни с кем не разговаривала. Только через неделю стала вновь как-то общаться. При этом при виде Мирьям она снова впадала в апатию. Попытки её разговорить ни к чему не приводили.
Надо заметить, что я полная противоположность Мире. Девушка хрупкая и без лишней скромности можно сказать очень красивая. У меня точеная фигурка с тоненькой талией и красивой попкой, невысокого роста около 163см, стройные аккуратные ножки, небольшая грудь 2 размера длинные светлые вьющиеся волосы, красивое лицо, нежные губки, маленький носик и большие глаза. Ни капли таинственности или властности. И уж само собой не смогу уложить трёх мужиков в драке или организовать группу единомышлениц.

. Однажды у нас в универском клубе была дискотека, я пошла с подружкой, И вдруг увидела Илью. У меня коленки задрожали. Да – он мне стал нравиться после манипуляций Миры над его внешним видом. Больше всего я боялась увидеть его с ней и повести себя как-то не так. Но её не было. И тут он подошел ко мне и пригласил танцевать. Я отказалась, но он сказал, что Миры здесь нет и что мы только потанцуем. У меня закружилась голова и я рискнула. Мы долго танцевали даже когда медляк уже закончился. Я была на седьмом небе от счастья и не замечала, как на нас смотрели другие девушки. Я поцеловала его на глазах у всех. Он был в шоке. Но куда в большем шоке была остальная публика. Я позволила себе откровенный флирт с парнем девушки, державшей в ежовых рукавицах весь универ.
Назавтра он уехал домой в другой город, а я осталась в страхе. Несколько дней все было тихо, но я вся тряслась от мысли встретить где-нибудь Миру или кого-либо из её банды. Но их всё не было и я успокоилась и даже на время забыла о ней.

В тот вечер снова в клубе гремела дискотека. Все были там. Мы с подружкой тоже решили пойти. Я была в босоножках на шпильках и в коротком платьишке. Сделала красивую прическу. Для него… Илья был там. Но в самом разгаре вечера я вдруг увидела ЕЁ! Вместе со всей бандой. Мария, Кристина и Женя как обычно стояли олукругом возле столика Мирьям и Ильи. Они целовались. Она сидела спиной, но ошибиться было нельзя. Эта фигура, эти волосы и берцы на ногах не могли принадлежать другой девушке. Я поняла, что пора бежать и быстро пошла к выходу, но тут Кристина заметила меня и сказала что-то на ухо Мире. Та резко оторвалась от Ильи и обернулась. Блеснули ее злые глаза пантеры. Она проводила меня взглядом. Я прошла, пытаясь сохранять спокойствие, но поняла, что она все знает. Наверно я бы даже побежала, но ноги подкашивались, да и на шпильках быстро не побежишь.
Я вышла на улицу. На улице, хоть и март, стоял холод. Я быстро пошла к общаге. За любым деревом мне мерещилась банда Мирьям и её авто, словно отражавшее её характер. Я шла по освещённому проспекту. Вроде никого.

Холодный ветер растрепал мне причёску. Под ногамина ильках хлюпалне до конца растаявший снег. Здания словно растворялись в огнях фонарей. Чёрные обрезанные тополя наклонялись на дороге. Казалось, они знают про мой поступок и готовы сцапать меня. Раздавить. Уничтожить. За грехи…
А вот и общага!
Мысленно я выдохнула. Повернула за угол.
Ужас покрыл меня с головы до пят. Страх сбылся именно здесь. Прямо перед крыльцом спасительной общаги. В шаге от свободы.
Чёрный джип. Mercedes-Benz GL 63 AMG. Х 707 ХХ.

Машина моргнула фарами. Было ясно, что Мира (а свою машину она не разрешала водить никому, кроме себя) меня заметила и намерена «поговорить». Чем обычно заканчиваются разборки с блатными мажорами, я знала не понаслышке. Такие, как Мира, могут сотворить с не понравившимся им человеком всё, что придёт в голову – и ничего им за это будет. А тут к тому же и повод законный есть… Я выдохнула, глядя на джип из-за угла. Х 707 ХХ… Казалось, что машина язвительно хохочет надо мной.

Хотя ещё шанс успеть проскочить в общагу. Пусть даже бегом. Я выдохнула и вышла из-за угла. И почувствовала оглушительный звон в голове — словно по медному колоколу со всей силы врезали железной трубой.
Я, пошатнувшись, обернулся.
Передо мной стояла Мария, модель, одетая в куртку, джинсы и берцы. Она нетерпеливо перебирал ногами, словно девушка-боксёр на ринге, рвущаяся в бой. Позади стояли Кристина и Женя, одетые примерно так же. Когда только они успели переодеться – на дискотеке все были в платьях и туфлях?
— Ну что, сучка, — произнесла Маша, — самотык не дождётся твоей пизды сегодня, верно?
Она сделала обманное движение и неторопливо, с расстановкой, ударила меня под дых. Я молча дернулась, челюсть его сразу отвисла, плечи свернулись вперед. Боль — дикая. Изнутри что-то напирало, выталкивая наружу глазные яблоки и внутренности… Маша, не отпуская руку, с улыбкой смотрела на меня.
— Так это же Алёна Стародубцева, девочки, — сказала она громко. — Во как держит удар… Я прям ничего поделать не могу.
И ещё раз ткнула кулаком в то же место. Желудок, который уже потихоньку становился на место, вдруг снова испуганно прыгнул вверх. У меня перед глазами пробежала какая-то куцая тень.
— Что вам надо от меня??? – закричала я.
Удар ногой под дых вынудил меня подавиться собственным криком. Не выдержав боли, я упала на асфальт. Маша склонилась надо мной.
— А ты не знаешь? Какого Мерлина с чужим парнем сосалась?
Кто-то ударил ногой. На этот раз по спине.
— Отвечай, когда спрашивают! – сзади послышался голос Кристины.
— Не было у нас ничего! Мы только поцеловались! – пискнула я.
— А, только поцеловались, — хмыкнула Маша. – А ты знаешь, КОГО ты поцеловала?
— Знаю! Илью, — ответила я и опять почувствовала дикую боль – Маша сильно сжала мою левую грудь. И провернула, как будто хотела выдоить молоко.
— Плохо знаешь. Ты в курсе, чей он парень, мокрощелка ты недотраханная?
— В курсе, — сквозь слёзы пробормотала я.
— Понимаешь, что бывает с теми, кто с чужими парнями сосётся?
— Понимаю, — ответила я, решив не провоцировать новые избиения.
— Ну вот не обижайся, — удовлетворённо сказала Маша. – Залезай!
С этими словами открылась багажная дверь Мерседеса. Поняв, что они задумали, я встала и попыталась улепетнуть, но похитительницы были начеку. Стоящая слева Женя резко толкнула меня в сторону автомобиля. Я буквально отлетела в багажник. Кристина и Маша, взяв меня за ноги, запихнули внутрь и их. Дверь захлопнулась. Мучительницы залезли в салон. Он был рассчитан на 7 человек. На задние сидения возле меня уселась Женя. Она защёлкнула на руках наручники. Разместившиеся на центральных сидениях Кристина и Маша тем временем исследовали содержимое моей сумочки. Женя тем временем обыскала меня, забрав из карманов ключи от комнаты и смартфон.
— Вынь сим-карту, а мобилу не выбрасывай, её в комиссионку сдать можно, — послышался спереди голос.
Я вздрогнула. Это был голос Миры! Несмотря на мелодичность, в этом голосе звучала сталь. Придающая ему властность. Не позволяющая ослушаться. Однако реакция Жени окончательно напугала меня:
— Слушаюсь, Мирьям Эльмаровна!
На сей раз тон голоса Жени носил не барское, а холуйское выражение. Было понятно, что она уважала Миру. И боялась её. Впрочем, остальные тоже были на таком положении.
— Мирьям Эльмаровна, в сумке всё чисто.
— Отлично.
— Куда теперь?
— Сначала к лесу. Я хочу с ней потолковать в тихо месте. Да и дома приготовят ужин. Ты голодна? – обратилась она ко мне.
Мирьям смотрела на меня с водительского сидения. Заботливо, с участием, в глаза. И тут страх окончательно парализовал моё тело. Это был взгляд кошки, играющей с мышью, прежде чем её проглотить.
— Н-нет, — прошептала я, — Мира…
— Это ты меня называешь «Мира»? – подняв брови, спросила главарь. – Маша!
— Да, Мирьям Эльмаровна! – отозвалась моя охранница.
— Девочка называет меня «Мира». Разъясните дурочке, как надо разговаривать со мной. Но не калечить!
Ситуация до боли напоминала какой-то роман. Только справедливостью здесь и не пахло. Mercedes-Benz GL 63 AMG (название стучало в голове дятлом) тронулся с места. Одновременно Женя, схватив меня за волосы, наполовину втянула меня в салон, перекинув через сидение. В руках у неё возник нож. Я подумала, что она меня сейчас зарежет, но она лишь разрезала на меня кофту и блузку. Потом так же аккуратно разрезала на мне лифчик. Груди, освобождённые от ограничений, вывалились вперёд и заелозили по спинке сидения. Однако на них тут же возникли деревянные прищепы. Я невольно взвизгнула от боли, из-за чего ещё и получила ладонью по затылку.
— Мирьям Эльмаровну называть «Госпожа». Больше ничего не говорить. Держаться смирно. Дошло до тебя, или ещё раз ударить? – стальным голосом произнесла Женя.
— Всё, я поняла, только не бей! – отчаянно закричала я. В рот мне тут же засунули чашечку моего же бывшего лифчика.
— Сказала же – вести себя смирно! Не доходит что ли с первого раза?
— Женя, расслабься. Она голодная. Устала. К тому же невинна. Берегла невинность для нас – шутка ли? Ты не переживай – Мира уже обращалась ко мне. – Сейчас тебя аккуратненько вскроем сзади, потом ты девушек порадуешь – и поедем домой ко мне. Там тебе хорошо будет!
Меньше всего я хотела куда-либо ехать. Но возражать Мире я не осмелилась. К тому же с переднего пассажирского сидения послышался голос… Ильи:
-Богиня, может – всё-таки не надо?
— Лапуся, ты бы на моём месте то же самое сделал. Пойми – мне тяжело смотреть, как тебя пытается увести у меня посторонняя девушка!
У меня даже пропало чувство боли от грудных зажимов от изумления. Мне казалось – Мира вообще не умеет разговаривать таким тоном! Видимо, она серьёзно любил Илью, раз обращалась с ним на равных. Да и Илья тоже. Вот как на неё смотрит…
— Мира, она же только меня поцеловала!
— Только? Стоило мне на время уехать из города… Я чем хуже? Неужели Я тебе не нравлюсь?
Боже, да Мира ли это????
— Королева, ДА ТЫ О ЧЁМ? Ты идеальна! Красива. Умна. Богата. Я тебя никогда не брошу!
— Спишь со мной только ради денег! А сам…
— Но ведь с тобой сплю, а не с деньгами!
— А сам с ней целовался! И пытаешься её отмазать!
— Да не пытаюсь я никого отмазать!
— Правда?
— Ну конечно!
Мира в ответ впилась ему в губы. Взасос. При этом не снижая скорость машины. Даже со своего расстояния я смогла разглядеть стрелку спидометра – 140 километров в час.
Разъединились они только после того, как машина притормозила у шоссе. Меня, не одевая, вытолкнули на улицу. Вокруг была пустынная дорога, лес с ещё не растаявшим снегом и пронизывающий ветер. Мне немедленно стало холодно. Послышался голос Кристины:
— Сейчас чем меньше будешь артачиться и спорить, тем быстрее поедем в тепло. Ноги раздвинь.
Решив не спорить, я раздвинула ноги. Почувствовала, как с меня стаскивают джинсы и сапожки. Всё это Кристина свалила в пакет, поднесённый Женей. Одновременно Маша стащила с меня чулки и трусики. Я стояла, абсолютно голая, на улице, в холоде, пусть и мартовском. Ко мне подошла Мира.
— Ну что? Зачем к Илье клеилась?
— Госпожа, я не клеилась! Он мне помог по учёбе, потом на дискотеке пригласил потанцевать и я его лишь один раз поцеловала!
— Один раз? Для меня одного раза достаточно. Ты знала, что он мой парень. И ты знаешь, кто я. А знаешь, кто ты?
— Лера… — назвала я своё имя, но Мира тут же перебила меня:
— Ответ неправильный. Ты просто недотраханная девочка, мечтающая к тому же лишиться девственности с любимым парнем. Поскольку ты от природы никто и звать тебя никак, несмотря на внешнюю породистость, у тебя не хватило мозгов и терпения поискать другх парней и ты втрескалась в Илюшу, так?
— Да, — сообщила я чистую правду.
-Но ты втрескалась в него после того, как я начала работать над ним. При этом ты, как начинающая давалка, думала своей пиздой, а не серым веществом из черепной коробки, иначе бы знала, что я его готовлю для себя. При этом ты упустила свой шанс, когда он был никем, как и ты. Соответственно – намеренно посягнула на чужое счастье и бизнес…Но я помогу тебе. Видишь бутылку?
Маша подала ей бутылку. Бутылка была из-под водки.
— Садись! Аккуратно, попой.
-Н-н-не надо, Госпожа, пожалуйста! – отчаянно закричала я и почувствовала дикую боль в спине. Это Кристина, вставшая сзади, ударила меня бляхой ремня
— Ещё вякаешь? Хочешь – снег жрать заставлю? Села, быстро!
— Понимаешь, — присоединилась Мира (пока ещё не нанёсшая мне ни одного ущерба самостоятельно), — если ты не сядешь на бутылку и не лишишься девственности в своей сладкой попке, то девочки прямо здесь изрежут твоё личико. Они очень не любят, когда меня не слушаются… Так как, сядешь? Или помочь? Помочь, вижу. Женя, сажай её аккуратно. Кристина, Маша – руки держите.
Прислужницы начали сажать меня вниз. Вскоре я почувствовала, как горлышко входит мне в попу. Оно входило всё глубже. Появилась боль, потекло что-то тёплое… Неожиданно меня отпустили. Я почувствовала, что могу спокойно сидеть. Попа болела. Мирьям наклонилась надо мной:
— Этот напиток для быдла я купила, когда Илюша заболел. Врач прописал ему водочный компресс. Когда этой пакости оставалось на донышке, он хотел допить остаток, но я вовремя вырвала бутылку из рук. Он успел коснуться её губами, так что радуйся – частица Илюши сейчас в твоей попке.
Мне было больно. Попка горела. Но одновременно с этим мне стало приятно… Даже стал меньше чувствоваться холод. Опытный взгляд Мирьям это явно заметил:
— Девочки – она ваша. Пизду не трогать, остальное – пожалуйста. У вас 15 минут. Успевайте! Но учтите – она не мылась пока что.
-Так точно, Мирьям Эльмаровна!
У меня резко выдернули бутылку. Потом я почувствовала, как в попу входят пальцы с острыми ногтями. Дикий холод – очевидно, пальцы засунули в снег. Чувство ткани – насильница не сняла перчатки. Спереди были Женя и Маша, соответственно, меня в попу сношала Кристина.
К моей писе прислонили холодный снег. Не выдержав жгучего холода, я захныкала. Женя открыла мне рот, как скотине, и всыпала пригорошню снега ещё и туда. Затем вынудила проглотить. Холод упал в желудок, а тошнота подступила к самому горлу. Давление на попу неожиданно прекратилось и тут же вновь возобновилось – Кристину сменила Маша…
— Девчонки, ну не будьте эгоистками! Оставьте и мне немного! 9 минут осталось! – это была Женя.
— Хорошо – теперь она твоя.
Женя оказалась самой грубой. Она работала пальцами так, как будто хотела разорвать мне попочку напополам. Казалось, что пытка никогда не закончится. Голос Миры, известивший, что пора ехать домой, показался мне божественно спасительным.
— Пусть пальцы очистит!
Мне пришлось облизать пальцы всех трёх мучительниц, мокрые от выделений. Напоследок меня ущипнули за груди, ещё сохранившие чувствительность, несмотря на прищепки. Меня, не одевая, посадили в машину. Немецкая иномарка тронулась в путь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.