Королева вуза. Глава 2.

Сознание медленно возвращалось. Я попыталась повернуть голову, но не смогла — что-то было вокруг шеи, не давая голове вертеться. Полностью придя в себя, я осмотрелась. Голова и руки были зажаты деревянными оковами, какие я как-то видела на картинке в учебнике истории, у рабов. Оковы пригибали голову и руки к полу, поэтому я стояла на четвереньках на полу. В живот мне упирался валик, не давая упасть на пол. Одежду отобрали.
Комната была явно гаражом. Достаточно большим гаражом – как в хорошем автосервисе В центре комнаты, прямо на смотровой яме стоял Mercedes-Benz GL 63 AMG, ухмыляясь мне вполне звучным номером Х 707 ХХ. Именно в него посадили меня Мирины прислужницы, предварительно пощупав меня сзади прямо на снегу. После я отключилась и очнулась уже здесь. Я находилась на платформе, приподнятой над полом. Меня начала бить дрожь. «Что они ещё собираются делать?» — подумала я. В низу живота, от страха, у меня начался зуд. «Родители хватятся меня» — обнадеживала я себя. Ага, хватятся. Чутьё подсказывало мне, что как минимум одна из Мириных подруг (или прислужниц), которую я ещё не видела, работает в правоохранительных органах. И если Мирьям не полная дура (а она, несмотря на понты, мажорность и стервозность, явно не тянет) – то можно было быть уверенным, что подруга эта как минимум в курсе происходящего. Первую пропавшую, Дашу, так и не нашли – а у неё похожая была провинность, она послала Женю, одну из прислужниц. А тут даже не прислужница – тут некое низшее существо посмело прикоснуться к парню самой Мирьям Арканян! (я неожиданно вспомнила её фамилию).

У противоположной стены открылась дверь, и в комнату вошла Маша. В руках она держала бумажный пакет и железную миску, наполненную водой. Она остановилась около меня, стоящей на коленях девочки и оценивающим взглядом стала меня рассматривать.
— Ничего, ладная у тебя фигурка — наконец произнесла она
— Будешь кричать — только себе навредишь. Здесь тебя никто не услышит, — предупредила она меня.
Маша зашла сзади меня, и ремнями привязала мои стопы к краям палки на полу. Палка была около 80-ти сантиметров, и мои ноги оказались широко раздвинуты. Затем она опустилась сзади нее на колени. Из бумажного пакета она достала пену для бритья. Я почувствовала, как Маша прикоснулась к моему заду и дернулась, стараясь избежать ее рук. Мне удалось только слегка шевельнуться. Оковы и привязанные ноги не давали мне свободы. От сознания того, что чужая девушка смотрит на моё влагалище, которое я ещё никому толком и не показывала, на щеках у меня явно выступил стыдливый румянец. Однако Мария стала просто намыливать кремом волосики, выросшие у меня на лобке и половых губах. Следом за кремом для бритья из пакета появился станок. Тщательно выбрив влагалище, Мария встала и, великодушно накинув на меня шерстяное одеяло, вышла из гаража.
Я все еще ощущала прикосновения к половым органам. Губки и лобок щипало. Прохладный воздух проникал мне под одеяло, и вдруг я поняла, что мне приятно. Дыхание участилось, щеки румянились, но уже не от стыда, а от чего-то ещё, что я иногда чувствовала, когда просыпалась после эротических снов. Дверь открылась и снова вошла Маша. Зайдя ко мне спереди, она стала снимать свои трусики. Повертев ими перед моим лицом, она сказала:
— Открой рот.
Я открыла рот, чтобы спросить «зачем?», и Мария сразу запихнула в него свои трусики. Дернув головой, я больно стукнулась затылком о дерево оков.
— Не рыпайся, сучка, — сказала Мария. — Через неделю будешь паинькой! Тебя будут звать сучкой, ты меня поняла?
Я молчала. Коротко размахнувшись, женщина ударила меня по щеке. — ТЫ меня поняла? — вновь спросила она.
— Угу, — Я закивала головой, подтверждая своё мычание.
— Ты «игрушка», сучка. Будем с тобой делать всё, на что только хватит фантазии или Мирьям Эльмаровна разрешит. Ты усвоила, сучка?
Я в ответ замычала.

Дверь снова открылась, и вошла девушка, лет семнадцати. Очень похожая на Миру, только моложе и куда менее крупная, но явно качающаяся. Я решила, что это её младшая сестра – как позже выяснилось – не ошиблась. Я впервые вживую видела такой наряд. Черный лифчик едва прикрывал большую грудь. Черный широкий пояс плотно обтягивал живот девушки. К поясу крепились черные капроновые чулки. Трусики были настолько малы, что едва прикрывали лобок. Довершали наряд черные туфли на высокой шпильке. В руках она держала кожаную плеть, с ручкой, имеющей странную форму. Кивнув Маше, девушка подошла ко мне, стоящей «раком».
— Какая симпатичная сучка — довольно сказала она. – Наша первая тоже хорошенькая.
«Неужели Даша тоже здесь?» — подумала я.
— Ты посмотри, Яна, какие у этой суки волосы — женщина схватила прядь моих волос — и задница у нее классная. И она — девственница.
— Да, Маша, нам попались хорошие экземпляры. Надеюсь, что неделя будет весёлой.
— Надо подготовить её к вечеру. Мирьям Эльмаровна пригласила гостей?
— Да, сестра позвала Настю и Меня. Девушки очень обрадовались. Кстати, можешь меня поздравить – я сумела понравиться Артёму!
— Вот, я же тебе говорила – старшая сестра плохих парней не подберёт и плохого не посоветует. Особенно твоя – ведь ты же сестра Мирьям Эльмаровны! Но мы за ним не поедем, пока она не даст добро. Продолжай общаться в том же духе – он должен быть счастлив остаться с тобой навсегда! Как Илья с Мирьям Эльмаровной. Но будь внимательна – он должен стать настолько счастлив с тобой, чтобы и не мог даже помыслить уйти.

Мира ещё и всем парней сама подбирает! Интересно – по каким критериям? И как обольщают?
Тем временем Маша, задрав мне голову насколько возможно, стала водить языком по моему лицу. Яна сорвала с меня одеяло и присела сзади. Я вздрогнула от прикосновения твердого предмета между ног.
— Расслабься сучка. Потерпи до вечера. Это пока обычная клизма.
Я почувствовала, как мне в попку вставили какой-то предмет. Яна сжала грушу, которая, издав характерный чмокающий звук, опорожнилась в кишки девочки. Снова наполнив грушу, Яна, не церемонясь, воткнула конец клизмы мне в зад.
— Сладкая задница у этой сучки. Так и хочется поиметь её. Я от Артёма прямо перед компом возбудилась, а ещё терпеть до него не меньше недели…Я так долго не выдержу!
— Терпение, Яночка, терпение — Маша полностью затолкала свои трусики в мой рот и заклеивала его скотчем. — Рот тебе пока не понадобится.
Закончив вливать в меня раствор, Яна поставила между моих ног чашку: — Ну-ка сучка, подуйся. С этими словами, она ударила меня в живот. От боли у меня перехватило дыхание. Мышцы живота непроизвольно сократились, и я почувствовала, как из попки лезет моё содержимое, извлекаемое раствором наружу. Обмыв меня, Яна вернула назад моё одеяло, и они с Машей оставили меня одну. Время для меня остановилось.

Меня разбудили голоса, раздававшиеся за дверью:
— Девочки, входите, входите. Мы уже с Яночкой заждались. Две целочки только и ждут, чтобы их раздолбали леди.
Голос Маши раздавался недалеко от двери входа в гараж. Ноги у меня от долгого стояния на твердом полу уже начали неметь. От неизвестности, моё тело покрылось мурашками, а живот бурчал от голода. Голоса стали удаляться. — Вот первая, — услышала Я. «Неужели правда Даша?» — подумала я. «Интересно, что с ней и где она?».
В дверях стояла русая загоревшая девушка, лет 20-ти и, смотрела на меня. — А ты классная сучка — восхитилась она мною. — Я стала мокрой, глядя на тебя.
Из-за ее спины появилась еще одна женская голова. Постарше, 21 года явно. — Настя, — обратилась русая к появившейся девушке, — эта лучше. Не так ли? Настя, расплывшись в улыбке, утвердительно кивнула. Поглазев еще немного на меня, они ушли.
Через некоторое время, дверь открылась и в комнату вошли все четыре девушки. Кристины, Жени и Миры с Ильёй почему-то с ними не было. Были только Маша, Яна, Настя и русая – я вспомнила, то учится в моём вузе на 3 курсе иняза и зовут её Екатерина. Она была молчаливой, хоть и достаточно симпатичной, отличницей-скромницей. Более того – опять из другого города… И сейчас эта девочка будет долго насиловать меня, свою же однокурсницу… Негромко переговариваясь, они направились ко мне.
— Ну что, — потирая от предвкушения удовольствия руки, Мария подошла ко мне. Все девушки сгрудились сзади меня, и я не могла видеть происходящего. Я почувствовала, что моё одеяло снова сорвали с меня, в очередной раз оставив неприкрытым голое тело, но к этому она уже привыкла. В поле ее зрения появилась Яна.
— Будешь кричать, когда только мы разрешим. Или будешь избита вот этим.
Она поднесла к моему лицу чёрный хлыст. — Уверяю, мы от этого получим ещё большее удовольствие!
— Можете делать с ней все, что угодно, Мирьям Эльмаровна разрешила. Кроме пизды – приказано оставить её пока целкой. У нас время до ужина. — услышала я голос Марии. Чья-то рука стала мять мне груди, соски которых почему-то стали напрягаться. Три или четыре руки мяли мои ягодицы, раздирая обе половинки в стороны. Язык стал лизать клитор. От небывалого удовольствия, у меня начался оргазм.
— Да эта сучка уже течёт. Тем лучше. Кто будет первой?
— Давай Яна, она твоя.

Я почувствовала, как между моих половинок полилась какая-то жидкость. Женские руки размазывали масло по заду, втирая его мне в попку и половые губы. Очень скоро, весь мой зад буквально лоснился от масла. Не церемонясь, Яна резко засунула правый указательный палец мне в зад, на всю его глубину. — Оооо! — простонала она. — Такой тугой ещё – а ведь её уже имели туда! Просто обалдеть! Затем, Яна принялась двигать пальцем у меня в заднице, то практически высовывая его, то вновь вгоняя его до конца. — Девочки, вы не поверите, но жопа этой сучки сама всасывает его!
Я чувствовала, как рука Яны упирается мне в зад, когда палец входил в него. Из писечки у меня постоянно текло. Катя лежала подо мной, теребя мои соски, и глотала мои выделения. Яна, наигравшись пальцем в моей попке, медленно извлекла его и облизала. Мария оттолкнула её и, смочив пальцы моими же выделениями, приставила к моему анусу сразу два пальца. Засунув в анус кончик указательного пальца, она приоткрыла дырочку, освобождая место для второго пальца, и стала пропихивать их в зад мне. От боли в попке, Я попыталась закричать, но скотч и трусы заглушили крик. Мария стала трахать меня двумя пальцами. Из-за хорошей смазки, пальцы скользили в попке, не встречая сопротивления. — Несите вторую, — сказала она девушкам. Настя с Яной вышли из комнаты. Через минуту, Мария стала засовывать в мой анус третий палец. — Расслабься, сучка, это не предел. Скоро сама убедишься!
Три пальца девушки с трудом протискивались вглубь зада, раздвигая мышцы ануса. От боли, я яростно трясла задом, сжимая сфинктер, стараясь избавиться от руки. Катя с криком ярости, вцепилась зубами мне в половые губки, лишая возможности сопротивляться вторжению. Пальцы уже на четверть погрузились в меня, когда вернулись девушки. Я впервые за последние 2 недели увидела пропавшую Дашу. Руки и ноги Даши были широко разведены, и привязаны к краям палок, не дающих свести их вместе. Из одежды, у Даши были только чулки до колен. Во рту девушки торчали чьи-то трусики. Увидев вошедших, Мария оставила мой зад в покое и направилась к ним.

Дашу расположили напротив меня, поэтому мы могли видеть, что делают с каждой из нас. Мою однокурсницу подвесили на палки, она едва касалась пола спиной. Я отчетливо видела гладко выбритое влагалище подружки и подозревала, что с Дарьей делали тоже, что и со мной.
Екатерина (кстати – одногрупница Даши, смотревшей на всё отсутствующим взглядом – явно привыкла за 2 недели ничему не удивляться), оставив мои соски в покое, вылезла из-под меня, и сразу же я ощутила в заду её пальцы. Орудуя двумя пальцами во мне, Катя пальцами другой руки стала раздвигать мои половые губки.
— Пизды сучек не повредите, особенно Леркину, — остерегла девушек Мария, — а то с Дашкой лишимся кайфа, а за Лерку Мирьям Эльмаровна сама нас всех натянет.
Мучительницы были все в черных чулках , поясах и лифчиках. Кто где, я определяла только по волосам и лицам. Мария стала тискать груди Даши, которые были более развиты, чем у меня. Настя принялась лить между Таниных ног масло и втирать его. Я уже почти не обращала внимания на пальцы Кати, терзающие мою попку. Мышцы ануса растянулись достаточно, чтобы принимать в себя два пальца. Заметив это, Екатерина всунула третий палец. Без паузы, не обращая внимания на стоны, она втиснула три пальца, до половины длинны, в зад мне. Делая небольшие покачивания, она дождалась, пока мышцы сфинктера расслабятся, и резко развела пальцы, находящиеся в отверстии, в стороны. Екатерина, удерживая пальцы, не давала анусу закрываться.
— Чувствуешь, сука, какой твой зад способный? Растянем его как только можем!!!
Яна, оседлав меня сверху, наклонилась над раскрытым пальцами Кати моим задом и стала плевать в отверстие ануса.

 

продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.